15:57 

Последнее время неоднократно нарывалась на нечто интересное на тумблере, думала, что обязательно поделюсь и в результате таки забывала об этом напрочь. поскольку в основном более или менее плотно занимаюсь "Детством". Но вот все таки хочу галопом по европам пробежаться по кое-каким моментам.

И начну я, пожалуй, с гранадовского "Знака четырех". В частности речь идет о молчаливом выборе Уотсона, как это называет автор поста. Сцена после ухода Мэри в самом конце серии.

Этот взгляд на лице Уотсона... Наверное, его можно назвать тоскующим или задумчивым. На первый взгляд доктор выглядит здесь печальным. По его поведению в этом эпизоде можно сказать, что давно он не испытывал к женщине таких чувств - может быть, никогда. И тем не менее, он сидит и ничего не предпринимает. Почему? Потому что он уже отдал сердце кому-то другому.
Такое поведение не говорит о человеке, которого связывает с другом лишь платоническая привязанность, а вот теперь он увлекся клиенткой. Почему бы ему не иметь и друга и невесту, ведь это же вполне совместимо? Другие Уотсоны, включая канонического Уотсона Дойля, так и делают.
Но не этот Уотсон. Он знает, что это невозможно, потому что Холмс не просто его друг и никогда таковым не был.Доктор пытливо присматривается к Мэри. Ему интересно, каково это было бы - быть женатым, иметь возможность любить партнера открыто. На самом деле, в конечном счете это не важно, потому что он знает кого и чего он хочет, вне зависимости от того, как трудна жизнь с этим человеком.
И он снова называет Мэри привлекательной, с пониманием, что видимо, видит ее последний раз. Большей частью он говорит это для себя, но также и для Холмса. Многое что происходит между ними происходит без слов, поэтому думается, что Уотсон сказал это еще и потому, чтобы дать Холмсу понять, о чем он думал, но эти его думы ничего не меняют.
Фразу же Холмса "А я и не заметил" можно расценивать и как "прекрасный пол это уже по вашей части, Уотсон" и как "определенно я не заметил, что вы сказали это уже десяток раз"/ Его слова язвительны, но голос мягкий и серьезный.Вряд ли Холмс тут на что-то намекает, он просто устал и испытывает облегчение от того, что Мэри ушла. Он был напряжен с самого момента ее прихода, когда ее красота привлекла внимание Уотсона. На этом не акцентируется особое внимание, но Холмс чувствует в ее присутствии некую угрозу для себя. Теперь он может расслабиться. Не закрыв дверь, прямо в одежде он падает на постель и засыпает. Он расслаблен и спокоен, потому что знает, что когда он проснется рядом будет Уотсон.
Многие не понимают, почему конец этого эпизода столь неканоничен и почему Мэри уходит. Многие считают такой конец очень депрессивным. Но это не так. Мэри не просто уходит; Уотсон ее отпускает. Отпускает потому, что уже сделал свой выбор и выбрал Холмса. И как говорит автор - это одна из самых лучших вещей, которые мне приходилось видеть.
***
Потом на тумблере шло обсуждение "Собаки Баскервилей". И как-то я обратила внимание на один пост, где автор просто обращает внимание на разные аспекты этого произведения.

Что внезапно поразило в этой истории, это то, что она складывается из, по меньшей мере, трех историй, которые могли бы представлять отдельные случаи сами по себе. Доктор Мортимер приходит к Холмсу с делом сэра Генри; можно вообразить, что к Холмсу могли бы обратиться власти Принстаунской каторжной тюрьмы, если бы достаточно долго не смогли поймать убежавшего каторжника; и плюс ко всему Лора Лайонс, покинутая возлюбленным женщина, которая очень похожа на множество других таких же женщин, обратившихся за помощью к Холмсу. Она печатает на машинке, также, как Мэри Сазерленд.
Потом там есть некоторые не связанные между собой элементы, но которые добавляют глубины характерам и всему повествованию: любовь к археологии доктора Мортимера, любовь к тяжбам Френкленда, обновление Баскервиль Холла. Селден практически никак не связан с делом Баскервилей, за исключением полученной от Бэрримора одежды. Хотя его связь с четой Бэрриморов вносит некоторую нить интриги в жизнь Баскервиль-холла. Любопытно также какие разговоры могли вести Селден и Холмс, будучи соседями на болотах.
Встреча Холмса и Уотсона в пещере очень милая, оба они так счастливы видеть друг друга, пусть даже Холмс немного и раздосадован, что был обнаружен раньше, чем он рассчитывал. Его объяснение относительно того, почему он в очередной раз держал Уотсона в неведении ОЧЕНЬ напоминает то представление, что сложилось в наших умах относительно пост-рейхенбахского хиатуса. Его желание действовать независимо, его опасение, что Уотсон может совершить какой-нибудь промах; доктор, обиженный что ему не доверяют (и тут же забывший про свою обиду , когда Холмс говорит насколько ценно все, что он сделал)

Далее есть вот такие примечания по поводу опубликования "Собаки".
"Стрэнд" начал печатать главы "Собаки" в августе 1901 г. Холмс и Уотсон, соответственно 47 и 49 лет, уже 7 лет вместе живут на Бейкер-стрит.
- В 1901 Холмс и Уотсон уже подумывают о прекращении детективной деятельности. Уотсон, собираясь перейти к писательской деятельности выпускает большую повесть. Оправдываясь тем, что это первое, что он написал о Холмсе после его возвращения. Холмс, в свою очередь, принимает чек на крупную сумму от герцога Холдернесса.
- В том же, 1901, имеет место дело леди Фрэнсис Карфэкс и Уотсон вспоминает, как вот точно также Холмс отправил его когда-то в самостоятельное расследование и потом приехал к нему сам, ничего не сказав заранее.
- Уотсон чувствует, что уже не молод и в повествовании дважды припоминает о том, как бегал во время расследования дела Баскервилей

- В 1901 Уотсон уже не вспоминает, что был на тот момент женат, если принять за аксиому , что дело было в 1889. Но когда бы это ни происходило, вот о чем хочет вспомнить Уотсон - и поделиться с читателем со свойственной ему неосмотрительностью -тоска по Холмсу, выражение своей обиды, ласковый ответ Холмса и его извинения, его действия без Холмса, страдания, которые принесла любовь сэру Генри. Уотсон вспоминал те памятные времена, когда их отношения с Холмсом были стабильны или они уже стали ухудшаться накануне их размолвки в 1902?

В принципе в этих заметках наверное нет ничего особенного, но я уже несколько дней то хочу их записать, то откладываю и то и дело вспоминаю о них, так что напишу, чтобы с этим покончить.

@темы: Холмсомания, Шерлок Холмс, канон

13:33 

Небольшая зарисовка из сборника "100 слов на Бейкер-стрит"

Извинения

Доктор, я хранил молчание вовсе не потому, что не был уверен в вашей осмотрительности. Мой брат Шерлок никогда не испытывал горячей любви к переписке и был довольно небрежным корреспондентом, и уверяю вас, что его странствия, во время которых он был предоставлен сам себе, никоим образом не способствовали его избавлению от этой дурной привычки. И те скудные известия, что он присылал мне, были в основном, политического, а отнюдь не личного характера.
Как-то раз я пять месяцев ждал известий о том, удалось ли ему избежать страшной смерти в гималайских снегах, а получил лишь жалкую телеграмму из Египта, состоящую из четырех слов, с просьбой выслать денег.
Как я мог дать вам надежду на его возвращение, когда ее не было и у меня самого?

@темы: перевод, зарисовки с Бейкер-стрит, Шерлок Холмс, Майкрофт Холмс

13:20 

Небольшое посвящение Майкрофту Холмсу

Найдя на тумблере рассказ о нашем Ватсоне, вспомнила не менее восторженное упоминание и о Майкрофте. И поскольку уж речь пошла о нем сделаю небольшую подборку, посвященную брату великого сыщика



(Does anyone else get the feeling that Russian!Mycroft could not only arrange to make someone ‘disappear’ without any problem but could probably just kill you with his mind?)
From that look, yes.
The cigar suits him.
LOL, excellent; I’m sure he could kill someone without even getting out of his chair.
Also he does remind me of Brett a bit, in the sense that I could buy him as being Brett!Holmes’ brother a lot more than I can with Charles Gray’s Mycroft.

***


И немного юмора



@темы: Майкрофт Холмс

02:09 

"Их" мнение на нашего Ватсона


Plus, there is a lot of humour in Russian Holmes. Lestrade especially is a gem. And Russian Watson is fabulous, he’s like… canon Watson with a twist. I don’t know how to describe it really. He’s just amazing.


You know what I think it is about this Watson? Watson as narrator doesn’t emphasize much about himself; he writes himself into the shadows so Holmes shines bright. And most Watsons play their character like that: a reactor, an observer, responding to Holmes’ emotions, supporter not protagonist, though kind and brave. But this Watson is written and played mostly off what’s between the lines: what he must have been like, to be able to do what he did. We see the quiet self-confidence, the love of art and beauty and the interest in learning, the flexibility to make the most of any situation, the deep emotion that surfaces with people he trusts, the physical self-possession that would have been in evidence always, not just when Holmes needed backup. He’s clearly always a soldier, and a writer, as well as a doctor. He’s never passive; you’re always convinced that there’s a lot more going on in his mind than he gives voice to. The acting is masterful.

@темы: Джон Уотсон

19:07 

Детство Шерлока Холмса Глава 13

Кончина миссис Холмс

Излагая свои воспоминания, я пытался как можно полнее представить особенности характеров членов семьи Холмс, особенно обоих мальчиков. Я чувствую, что это важно, потому что только достаточно хоошо зная Холмсов, такими, какими они были прежде, можно понять все, что действительно сделали с ними, особенно с мастером Шерлоком, произошедшие перемены, во всей их разрушительной силе. Мягкость и доброта мистера и миссис Холмс в сочетании с их естественным беспокойством по поводу раннего развития их сыновей; сдержанность мастера Майкрофта; и самый удивительный из них, мастер Шерлок. Боже мой, как все изменилось…
С болью в сердце я вынужден рассказать вам о следующих событиях, которые мало-помалу разгораясь, наконец, выжгли дотла всю надежду и любовь, которые царили среди членов этой семьи. Я испытываю подлинную боль, точно и на самом деле вернулся в то давно минувшее время. Однако история, которую я расскажу, представляет собой важную информацию, которую вы ждали от меня все эти последние дни, и поэтому я больше не буду томить вас ожиданием. Я начну с рассказа о трагедии, которая нанесла непоправимый удар по самой основе дома Холмсов – о смерти любимой жены и матери, Кэтрин Холмс.
Это было в конце сентября 1861 года, в этом году зимние ветры пришли в наши края раньше срока. Хотя снега еще не было, но в воздухе чувствовалось холодное дыхание приближающейся зимы. Хоть я и не обладаю фотографической памятью младших Холмсов, дату я помню столь же ясно, как и день своего рождения. 21 сентября. В этот день, поиграв свои привычные гаммы, мастер Шерлок убеждал мать пойти в этот хмурый, пасмурный день на прогулку, чтобы слегка освежиться.
- Свежий воздух разгонит нашу кровь и оживит ум, - сказал мальчик.
- Не уверена, дорогой. Мне очень хорошо здесь, у камина, с моим вязанием.
- Дорогая мама, я зачахну от одиночества на дороге в Карперби, если ты не пойдешь со мной.
Мать улыбнулась, бросив взгляд на его худощавую фигуру.
- На мой взгляд, ты и без того уже достаточно зачах. Хорошо, я пойду с тобой.
Они оделись и вышли из дома. Однако, минут через сорок после их ухода ветер поменялся, все потемнело и как из ведра полил холодный дождь. Через некоторое время миссис Холмс с сыном бегом вернулись к дому , насквозь промокшие и озябшие. Обоих поспешно отвели наверх, сняли с них мокрую одежду, и один за другим они приняли горячую ванну – миссис Холмс настояла, чтобы первым ванну принял ее сын – затем их обоих уложили в постель, разведя в комнатах огонь и положив в кровати бутылки с горячей водой.
Все это время мастер Шерлок сопротивлялся заботящимся о нем слугам.
- Да со мной все хорошо, - говорил он, когда миссис Берчелл стаскивала с него промокшую рубашку. Вы же знаете, что я и раньше попадал под дождь. Это же Англия. Позаботьтесь лучше о моей маме.
Он терпеть не мог, когда кто-нибудь , кроме его родителей, проявлял о нем заботу, не хотел допустить, чтобы какой-нибудь недуг мог сделать его менее независимым и позволял слугам оказать ему помощь, лишь уступая просьбам матери. Он полежал в постели ровно час, потом встал, оделся и пошел навестить мать.
Дела у миссис Холмс были не так хороши, как у ее младшего сына; не забудьте, ей было тогда уже сорок пять , и , как я уже говорил, она легко простужалась, это случалось несколько раз в году. Полученное ею охлаждение проникло в организм и полностью завладело им; даже несколько часов спустя она, дрожа, лежала в постели и на ужин съела лишь немного супа.
Мистер Коббет, вам нужно, чтобы я изобразил все наглядно? Вы будете настаивать, чтобы я несколько часов подробно описывал вам каждую минуту тех последних дней жизни миссис Холмс? Хотите узнать каждое слово, каждый вырвавшийся у нее стон? Хотите услышать, как молились отец и сын о ее выздоровлении и благоденствии? Нужно ли, чтобы я оплакивал сейчас бедного мастера Шерлока, который рыдал, виня себя за то, что позвал ее на прогулку? Я попытаюсь сделать это, чтобы ясно изобразить вам картину того ужасного времени, однако, даже сейчас мое сердце разрывается на части, стоит мне лишь подумать об этом.
На утро у миссис Холмс поднялась температура, все тело ломило, начался кашель. У нее не было аппетита, хотя она все же съела суп и выпила чаю. Ее бил лихорадочный озноб, и в ее комнате был разведен очень жаркий огонь, так что через некоторое время пребывания в комнате домочадцы старались отойти подальше от камина. Миссис Уинтерс принесла свою микстуру – миссис Холмс, не морщась, выпила ее. Но до сих пор эта болезнь миссис Холмс пока еще не породила большого беспокойства; не потому что состояние мадам не вызывало сочувствия, а потому что все считали, что это просто простуда, от которой она быстро поправится. Однако, мастер Шерлок постоянно сидел в комнате матери и читал, в то время как она спала довольно беспокойным сном.
На следующее утро тревога возросла. Температура у миссис Холмс поднялась, ее все еще бил озноб и мучил сильный мокрый кашель, после которого она была совершенно без сил. Больной хотелось пить и ей все время приносили горячие овощные супы и куриный бульон. Миссис Уинтерс продолжала давать ей свои лекарства – микстуру и чай – и кроме того, делала миссис Холмс горчичные припарки.
Казалось, что миссис Холмс стало легче; после полудня домашние уже стали надеяться, что она начинает поправляться. Можете себе представить, какое ужасное разочарование постигло всех нас, когда с наступлением ночи температура больной вновь поднялась, и возобновился кашель и тяжелое сдавленное дыхание, так что больной большую часть времени приходилось сидеть, откинувшись на подушки, чтобы легче было дышать.
Разбудили миссис Уинтерс, но на этот раз ее припарки не принесли больной облегчения, и всерьез обеспокоенный мистер Холмс, несмотря на поздний час, послал Уилкокса за мистером Ирвином.
Беспокоясь о своей дорогой маме, мастер Шерлок весь день ничего не ел. Наверное, он раз десять сокрушенно приносил извинения ей и отцу за то, что уговорил ее идти на прогулку. Конечно, никто тогда не винил мальчика за ужасное состояние его матери, но его отец полностью сосредоточенный на состоянии своей любимой жены, несколько раз, успокоив сына, не имел возможности в тот момент как-то особенно утешать его. Мастер Шерлок, не говоря уже ни слова, продолжал сидеть возле постели матери.
Когда приехал мистер Ирвин, я сразу провел его наверх, в спальню миссис Холмс. Он тут же присел на постель и приступил к осмотру. Пощупал пульс, осмотрел ее горло и после того, как я – единственный слуга мужского пола – для приличия ненадолго вышел, прослушал ей грудь при помощи стетоскопа. Все это время в комнате царила полная тишина, хотя словно легкий дым, здесь вокруг нас нависла атмосфера страдания, и казалось, что все мы дышим с трудом, подобно миссис Холмс. Осмотр она перенесла нормально, хотя ее дыхание было затруднено, и несколько раз у больной случился приступ кашля; после каждого такого приступа она улыбалась мужу и сыну, который держал ее за руки.
Закончив осмотр, мистер Ирвин достал из своего чемоданчика какие-то порошки и пустую бутыль, он насыпал порошки внутрь и смешал их там.
- Растворяйте чайную ложку этой смеси в небольшом количестве воды и давайте больной каждые два часа, - сказал он, не зная точно, к кому обратиться, к бледному мистеру Холмсу или одному из множества слуг, толпившихся в комнате и ожидавших, что скажет врач.
- Ведь я же совсем не так больна, как боится того моя семья, правда же, мистер Ирвин? Заверьте их, что скоро я поправлюсь; мне больно видеть, как они переживают из-за такого ничтожного повода, - сказала миссис Холмс.
Она ласково провела рукой по подбородку мастера Шерлока. Увидев, как утомила ее такая короткая фраза, мы почувствовали что угодно, но только не облегчение. Мистер Ирвин встал и сделал знак мистеру Холмс выйти вслед за ним из комнаты.
- Я выполню вашу просьбу, мадам, - заверил он, похлопав ее по руке. – А теперь отдыхайте.
В коридоре выражение лица мистера Ирвина тут же изменилось; он был страшно обеспокоен.
- У нее пневмония; кажется, она затронула и правое, и левое легкое.
Эти слова сразили мистера Холмса, точно выстрел. Он изо всех сил старался сохранить свое самообладание.
- Пневмония? Но это же был просто небольшой дождь! Как такое могло случиться?
Мистер Ирвин ничего не ответил, ибо понятно было, что восклицание мистера Холмса обращено не к нему, он вопрошал о том Небеса. На минуту мистер Холмс прикрыл рукой глаза, а затем вновь взглянул на доктора.
- Она будет жить? Скажите, что нам делать. Мы точно исполним все ваши распоряжения. Она должна жить! Скажите, что нам делать!
- Я не могу ничего обещать. Я не знаю, выживет ли она. Я останусь с ней и буду наблюдать за ее состоянием. Нужно продолжать давать ей супы, бульоны и чай. Она должна пить много жидкости. Горчичные припарки, которые делала ваша кухарка, тоже следует сделать и ставить их попеременно на грудь и на спину. То же касается и микстуры из целебных трав, надо использовать весь арсенал, что есть в нашем распоряжении, чтобы укрепить жизненные силы миссис Холмс.
- Значит, есть надежда? – спросил мистер Холмс.
- Надежда есть всегда…. – сказал мистер Ирвин. А в голове у меня прозвучало окончание этой фразы «… даже если она кажется тщетной.»
И в эту минуту краем глаза я заметил мастера Шерлока; никем не замеченный он выскользнул из спальни и стоял, прислушиваясь к разговору. Тут его увидел и отец, опустился на колени и раскрыл ему объятия – мальчик бросился к нему, слезы заливали его лицо.
- Все будет хорошо, мальчик мой. Не беспокойся, - сказал мистер Холмс, обнимая сына.
- Она обещала мне, что вечно будет со мной. Она должна жить, папа. Это я виноват, что мы попали под дождь. Но она обещала мне. Она никогда не нарушает своего слова, - мальчик был в полном смятении и говорил довольно бессвязно.
- Успокойся, Шерлок. Ради мамы ты должен держаться. Она расстроится, если увидит тебя в таком состоянии; вряд ли это будет способствовать ее выздоровлению. Ей нужно сейчас сосредоточить всю энергию на выздоровлении, а не на беспокойстве о твоем душевном состоянии. Покажи ей, как ты ее любишь, скрой свои страхи; давай вернемся к ней веселыми – это подбодрит ее и поднимет ей настроение. И поможет ей еще больше собраться с силами.
Он вытер слезы с лица сына своим носовым платком.
- Ты говоришь мудро, папа. Я изо всех сил буду стараться держать себя в руках…
- Храбрые слова, ибо все мы знаем, как трудно тебе бывает сдерживаться, - с улыбкой прервал его отец.
Сын улыбнулся ему в ответ – и это была последняя улыбка, которую я видел на лице этого мальчика за очень долгое время.
Пять дней спустя она умерла, в ее груди скопилось столько слизи, что она уже не смогла сделать ни единого вдоха. Губы и кончики ногтей посинели. Она слишком ослабела для того, чтобы делать хоть какие-то усилия, даже, чтобы кашлять, поэтому уже не могла исторгнуть из себя ужасные слизистые массы. Мастер Шерлок вел себя очень храбро, как и просил его отец, и в те короткие периоды, когда у его матери хватало сил, чтобы принять посетителей , разговаривал с ней довольно весело, болтал так, словно ничего не случилось. Но с того утра, когда стало очевидным, что миссис Холмс стало хуже, его подлинные чувства выплеснулись наружу и он умолял ее жить.
-Борись с болезнью, мама, - умолял он. – Пожалуйста, господи, это же была просто небольшая прогулка. Не умирай, мама! Мама, не умирай! Не умирай!
Сомневаюсь, что она слышала его мольбы, ибо лежала в жару и бредила. Мастер Шерлок перешел уже к почти неистовым выкрикам, когда его охватило отчаяние, которое стало непроизвольно вырываться наружу.
- Прости, прости, не умирай, о, Господи, не умирай! Я сожалею о том, что повел тебя на прогулку. Прости меня. Мама, мама, пожалуйста, прости меня! Прости меня! Прости меня!
Он тряс ее одеяло, умоляя о прощении, но в эту минуту, издав ужасный булькающий звук, который преследовал меня на протяжении тридцати лет, она испустила дух. В ту же секунду пришел конец и всему самообладанию мистера Холмса, и он, рыдая, упал на тело жены.
В ту минуту, когда мистер Ирвин объявил о ее смерти и закрыл ей глаза, мальчик в оцепенении сидел на стуле, дрожа так, словно под сидением происходило что-то вроде землетрясения. Несколько минут он смотрел куда-то в пустоту. Что-то в нем напугало меня и хорошо, что я решил приглядеть за ним после того, как все слуги, кроме мисс Борель спустились вниз. Мистер Ирвин также ушел, и я проводил его до выхода, после чего он пошел уведомить отца Меткалфа о предстоящих похоронах. Я снова вошел в спальню Холмсов, чтобы убедиться, что мистер Холмс желает побыть один и ему ничего не нужно; мисс Борель, склонившись и закрыв лицо руками, тихо плакала. Мастер Шерлок уже не сидел на своем месте; я оглянулся и внутри у меня все застыло. Он открыл окно и стоял на подоконнике, собираясь прыгнуть вниз.
У меня нет крыльев, но скажу я вам, я пролетел через комнату и с криком «- Нет!» схватил его за талию как раз в ту минуту, когда его ноги оторвались от подоконника. Я втащил его, бившегося точно в безумии, в комнату, опустив на пол подле его пораженного отца, который вне себя от горя вряд ли до этого осознавал, что делает его сын.
Потом я подбежав обратно к окну, закрыл его на щеколду. Внезапно мистер Холмс понял, что только что произошло, и схватил сына за руку; мальчик начал вырываться.
- Пусти меня! Пусти! Я убил ее! Это я должен был умереть, а не она – я никогда не обещал, что буду жить вечно; она обещала. Я тоже хочу умереть! Я хочу быть с ней! Отпусти меня!
В этих истеричных конвульсиях он стал наносить отцу удары и тот, защищаясь от них, крепко обнял сына, не давая ему двигаться.
- Нет, ты не убьешь себя, мальчик, - сказал он. – Твоя жизнь не принадлежит тебе подобно тому, как и жизнь твоей матери, ей не принадлежала. Сейчас мы не можем этого постигнуть, но во всем случившемся должен быть смысл. Небесам угодно, чтобы она умерла, а ты жил дальше – ты не можешь противиться их воле, ибо это худшее из всех человеческих прегрешений.
- Но я должен был умереть вместо нее. Я убил ее. Я повел ее на прогулку под ледяной дождь.
- Вы оба пошли гулять, а потом пошел дождь. Это была не твоя вина, Шерлок. Если бы ты убил себя, то это было б худшее последствие смерти твоей матери, самое ужасное оскорбление, какое ты мог нанести ей и всему тому, чем она была для тебя и чему научила.
На некоторое время воцарилась тишина, прерываемая лишь судорожными рыданиями мальчика. Потом он издал стон:
- Но она обещала мне, что вечно будет здесь. Она никогда не нарушала своих обещаний.
- Ты знал, что это обещание невозможно было сдержать. Все умирают. Даже те, кого мы любим больше всех на свете.
Следующие слова мастера Шерлока заставили мое сердце, которое болело за него, истекать кровью.
- Тогда я никогда больше никого не буду любить.
- Не говори так, мой мальчик. Конечно же, будешь. Время исцелит нас. Когда-нибудь. Обещай мне, что ты никогда не будешь покушаться на свою жизнь. Обещай мне.
Мистер Холмс крепко схватил сына за руки, и его сотрясала дрожь, но не от гнева, а потому что его вдруг вновь охватило ужасное ощущение того, что в этот ужасный день он мог потерять не только жену, но и этого ребенка.
- Посмотри на меня, Шерлок. Обещай мне это теперь же. Обещай.
Мальчик пытался смотреть на лампу на столе, на картину, на которой мчались по полю дикие лошади, на спинку кровати. Однако, вскоре его взгляд упал на отца и он увидел страх, написанный на его лице, и напряжение, сковавшее все его члены.
- Я обещаю, папа, - сказал он, и отец прижал его к себе.


Днем приехал мастер Майкрофт; отец послал ему письмо с особым конным посыльным, когда после визита мистера Ирвина стало ясно, что миссис Холмс стало хуже, и мастер Майкрофт выехал тут же, как только получил ужасное известие, но от Итона до Карперби два дня пути на поезде. Родственники миссис Холмс во Франции также были уведомлены, равно как и друзья и знакомые Холмсов.
Мастер Майкрофт застал всех домочадцев в полном смятении; слуги едва были способны выполнять свои обязанности, а его отец и брат были безутешны в своем горе. Оба они продолжали сидеть в спальне, где мастер Майкрофт и нашел их. Не знаю, что там происходило между ними, тремя, но старший сын также остался в комнате до самого вечера. Наконец, он вышел и попросил, чтобы я принес немного еды его отцу и брату. Он велел мне проследить за тем, чтобы мастер Шерлок съел хотя бы половину того, что будет у него на тарелке.
- Ибо я пришел к выводу, что он уже почти полутора суток ничего не ел. Разрешаю вам при необходимости кормить его насильно.
Потом мастер Майкрофт спустился вниз , дабы продолжить заниматься устройством неотложных дел.
Это вовсе не означало, что старший сын не был глубоко опечален смертью своей матери; по его плотно сжатым губам, печальному тону, опущенным плечам было совершенно очевидно, как сильно он был удручен ее безвременной кончиной. Однако, мастер Майкрофт почти с самого детства имел склонность скрывать свои мысли чувства, и его сдержанность помогла ему скрыть свою печаль в то время, когда он занимался подготовкой к похоронам. Правда, мальчику было лишь четырнадцать, но ему прекрасно удалось взять на себя роль главы семьи, в то время как его отец, бесчувственный от горя лежал на той самой постели, где навеки уснула его жена.
Внеся поднос с едой, (тот самый на котором мастер Шерлок так примечательно проехался несколько лет назад), я нашел его сидящим на полу, прислонившись к стене, его локти упирались в колени, лицо он закрывал руками. Я поставил рядом на стул поднос с сыром, супом, булочками и стаканом молока; а на соседний стул поставил еду для мистера Холмса.
Потом вернулся к его сыну.
- Мастер Шерлок, ваш брат настаивает, чтобы вы съели хотя бы половину этой еды. Мне приказано остаться здесь, пока вы это не сделаете.
Конечно, это было не совсем то, что мне на самом деле было приказано, но я не собирался кормить мальчика насильно, в том случае, если он пренебрежительно отнесется к распоряжениям своего брата.
Довольно долго он никак не реагировал на мои слова, не двинув даже мускулом, и я начал чувствовать себя некомфортно, стоя рядом с ним. Кроме того, в отличие от мистера Холмса и мастера Шерлока, я не желал проводить много времени в одной комнате с почившей миссис Холмс; хотя я и сильно горевал по ней, но всегда по возможности избегал смотреть в лицо смерти. И я хотел уйти оттуда так быстро, как это только возможно.
Мистер Холмс, который нехотя что-то ел, пришел мне на помощь, встав и подойдя к сыну, он сел на пол рядом с ним.
- Поешь немного, Шерлок. Мы с твоим братом требуем, чтобы ты поел. Иначе у тебя будет голодный обморок во время похорон, и мысли всех присутствующих будут заняты тобой в то время, как их должна занимать в ту минуту исключительно твоя мать; ты ведь не хочешь этого? Ты слишком хороший сын для этого. Поешь.
Мастер Шерлок ничего не сказал, но медленно протянул руку к тарелке с супом и поставил ее на пол возле себя. Без какой бы то ни было тени аппетита или удовольствия, он съел суп, булочку и несколько ломтиков сыра. Затем он выпил молоко. Я собрал всю посуду и столовые приборы и вышел из комнаты. Изо всех сил заставляя себя идти размеренным шагом, а не бежать, как мне бы того хотелось.

@темы: Детство Шерлока Холмса, Шерлок Холмс, перевод

15:54 

Совершенно суматошный день! Только недавно вернулась к себе и смогла наскоро пообедать.
Что хочу сказать... Заметила за собой такую черту. Как я уже говорила, работа у меня, как у сами знаете кого)) то я тихо мирно сижу никому не нужная, то мечусь по этажам и ношусь по Москве без отдыха и без обеда, а степенные коллеги- ровесники и те, что даже помладше, идут на обед и , видя, как я проношусь мимо с пачкой каких-нибудь срочных документов, как бы между делом замечают "Наташка опять носится".
Так вот, я вздыхаю, говорю, что это дурдом, понимаю, что за ужином опять буду клевать носом, но... в глубине души мне это нравится, я люблю, когда "колеса вертятся", люблю чувствовать, что нужна, испытываю удовлетворение, когда понимаю, что все вышло, все довольны и я благостно могу вернуться к "другой работе."
"Детство" на этот раз идет побыстрее, если не накатывает вдруг грусть-тоска. По-прежнему, надеюсь закончить главу в выходные. Я боялась этой главы, но глаза боятся, а руки делают. От "Детства", кстати, не так легко оторваться - все обещаю себе, что буду чередовать его либо со слэшем, либо еще с каким-то небольшими вещами, а чего-то все не получается.
И кстати, проглядывала последние страницы Архива - сложилось впечатления, что даже "последние из могикан" уже выдохлись. Даже слэшные авторы, те, которых я узнала и запомнила, тихо-мирно исчезли или это время такое...

@темы: Про меня, Шерлок Холмс

16:12 







Просто разные пустяки.
Доделала еще одну главу "Детства". И в принципе, наверное, возьмусь за следущую. Хотела ведь когда-то делать перерыв на разные слэшные фанфики. Даже написала несколько предложений по рассказу Кэти "Птицы к маяку". Насколько я понимаю, речь там пойдет о хиатусе. Мои переводы , без ложной скромности, и в подметки не годятся тем , что мы недавно прочли по той же Кэти, и видит бог, я ждала, когда кто-нибудь умный все это переведет. Но сейчас ждать уже, видимо, нечего. Чем богаты, тем и рады. Но Кэти - это надолго и пока, чисто, между делом.
Хотела переводить фик на тему "Холмс и его непростые взаимоотношения с сексом))", но чего-то не очень уверена. Потому как это естественно порнуха, не знаю, как с этим быть. Понятное дело можно найти кучу отличных слэшных фиков (их и искать не надо - у меня кресло ломится под грузом папок), но вышеупомянутая тема от порнухи неотделима, даже если представить это как можно более эстетично.
Есть кое-какие планы, когда разберусь со всем этим подростковым и юношеским периодом. Но боюсь даже заикаться, потому что не хотелось бы наобещать с три короба и не справиться.
Теперь насчет"Трещины" - название, однако! Все-таки, нет, это совсем не то. Вчера читая, я даже впала в легкий депресняк, потому что там пошел один большой психоз, в котором мне почудилось влияние Мейера, причем плохое влияние)) У меня при этом в голове одна мысль - чтобы стать Холмсом не достаточно быть несчастным человеком с некоторыми психическими проблемами. Что хочу сказать, все-таки расскажу об этом подробно сразу после "Детства", ну или , по крайней мере, после 1 тома "Детства". Чтобы там более-менее уже что-то обрисовалось. Потому что боюсь, что эта "трещина" своей странной интерпретацией может подпортить впечатление от этой книги.

@темы: Джереми Бретт, Шерлок Холмс, про меня

14:59 

Детство Шерлока Холмса Глава 12

Счастливая домашняя жизнь

Прошел еще один год и наступил 1860-й; мастеру Майкрофту исполнилось тринадцать, и он приезжал домой на каникулы лишь изредка, предпочитая гостить у знакомых по Итону, где он теперь учился, конечно, в том случае, если его приглашали, а это происходило удивительно часто. Мастер Шерлок, которому уже было шесть, скучал по брату, но у него была такая насыщенная жизнь, что у него не было времени погружаться в уныние.
Он , и в самом деле жил насыщенной и полной жизнью. Он, как и прежде, продолжал заниматься с мистером Уортоном – по утрам с понедельника по пятницу. Он делал успехи в этих занятиях по различным предметам , включая математику, которую знал на отлично, историю и политику, к которой проявлял гораздо менее интереса, нежели его старший брат ; и историю искусств, которую очень любил. Его по-прежнему притягивали к себе рассказы о преступниках; он всегда сопровождал отца, когда того звали для разрешения спорных вопросов в качестве мирового судьи, и ездил с мистером Холмсом в Норталлертон на выездные сессии суда присяжных.

Отец купил ему книги – сенсационные рассказы о преступлениях и преступниках прошлого – которые мастер Шерлок очень любил и поразительно быстро запоминал все, о чем в них говорилось, хотя это совсем не нравилось его матери. Мальчика интересовали преступники со всего света, и вскоре он стал почти экспертом по иностранным разбойникам, таким, как Картуш и Ганс-живодер, а также по злодеям из книг, наподобие, Фэйгина и Сайкса Диккенса. Мастера Шерлока расстраивало, что мать расстраивает это его увлечение, и поэтому, чтобы как-то умиротворить ее, он посещал вместе с ней две церковные службы по воскресеньям , а остаток воскресного дня проводил за чтением Библии. Каждое воскресенье, когда мать присоединялась к нему в библиотеке для этих религиозных чтений, мастер Шерлок гордо демонстрировал ей книгу Хопвуда «Упражнения по церковному катехизису», которую дал ему мистер Уортон. Мальчику доставляло бесконечное удовольствие видеть, как мать улыбается, когда он читал наизусть псалмы, которые запоминал так же легко, как и истории из жизни преступников.
Когда мистер Холмс рассказал мастеру Майкрофту о похождениях Шерлока в подземном туннеле, он ничего не сказал, лишь мрачно нахмурился. В тот вечер после ужина он много времени провел наедине с мастером Шерлоком, и на следующее утро после завтрака мальчик выразил желание поговорить с родителями. Они пошли в утреннюю комнату.
- Мне хотелось бы научиться играть на скрипке, - сказал мальчик, сцепив руки за спиной.
- На … скрипке ? – переспросила его мать.
- Да, - продолжал он. – Майкрофт считает, что поскольку я так люблю классическую музыку, эти уроки будут способствовать тому, чтобы я направил свою энергию в другое, более приемлемое, русло, нежели проникновение в опасный подземный ход. И мы решили, что лучше выбрать скрипку, так как она больше соответствует моему темпераменту, будучи одним из самых эмоциональных музыкальных инструментов. Думаю, это превосходная идея, и тогда, мама, мы смогли бы вместе исполнять эту превосходную музыку.
Холмсы посмотрели друг на друга, очевидно, эта идея пришлась им по вкусу.
- Значит, скрипка, мой мальчик, - улыбаясь , сказал мистер Холмс.
Несколько недель спустя, во время своей следующей поездки в Хаддерсфилд он приобрел скрипку, сделанную специально для мальчика. Она была в два раза меньше обычного инструмента, на котором играют взрослые музыканты. Мистеру Холмсу было известно, что в Вест Бертоне живет отошедшая от дел учительница музыки, миссис Виллоби, и она была приглашена давать еженедельные уроки музыки мастеру Шерлоку.
С тех пор резкие удары смычка по струнам довольно дискомфортно резонировали, раздаваясь по всему дому, заставляя всех скрипеть зубами. Мальчик приступил к занятиям с большим желанием, и к всеобщему удивлению и досаде мог продолжать свои упражнения от тридцати до девяноста минут в день.
В том году мастер Шерлок несколько раз ездил в Хаддерсфилд со своим отцом, который должен был контролировать работу текстильной фабрики, которая приносила Холмсом существенную часть их годового дохода; миссис Холмс предпочитала при этом остаться дома. Так же, как и его брат, мастер Шерлок получал большое удовольствие от этих поездок, ибо они давали возможность понаблюдать за рабочими на фабрике – подробнее рассмотреть их ладони , плечи, руки, ноги и т.д. Гораздо меньше его интересовало то, как ведутся там дела, и когда мальчик узнал все, что мог, наблюдая за рабочими и приказчиками, он выскальзывал на улицу и ходил от лавки к лавке, наблюдая сквозь окна за людьми. Его отец, зная, что не сможет предотвратить подобные вылазки, пошел на разумный компромисс , договорившись с сыном, что он каждый раз будет уходить не более, чем на полмили и к пяти часам вернется на фабрику.


Хаддерсфилдская текстильная мануфактура

Несколько раз мистеру Холмсу случалось освободиться пораньше и он шел искать бродившего где-то сына. С чувством легкого стыда он находил мастера Шерлока в лавке, вызвавшей его особый интерес, где он с радостью занимался починкой сапог или приготавливал кожу к дублению, а рядом стоял улыбающийся и явно очарованный мальчиком хозяин заведения.
Мистер Холмс рассказывал о таких эпизодах своей изумленной жене.
- Полагаю, однажды я застану тебя за продажей яблок с телеги какого-нибудь фермера, - пожурил его отец, когда вернувшись из очередной поездки, они втроем сидели в гостиной.
У мальчика был озадаченный вид.
- Может быть, папа. Для меня это лучший способ для наблюдения; чтение книг не удовлетворяет меня так, как Майкрофта.
- Ладно, Шерлок, только не ищи никаких преступников, чтобы наблюдать за их занятиями, - сказала ему мать.
Подняв на нее глаза, мастер Шерлок высоко поднял брови.
- Мама, сейчас я не буду этого делать.
Его родители , раскрыв рот, посмотрели друг на друга. Не будет этого делать сейчас? По молчаливому обоюдному согласию они заговорили о другом.


Мастер Шерлок все так же дружил со своими приятелями из деревни и часто он убегал с ними и с Дэйзи в поля или в деревню. Как я уже говорил, большинство мальчиков не ходило в школу, но им часто приходилось помогать взрослым в полях во время жатвы или выполняя какую-нибудь другую работу; что-то из этого им нравилось, что-то они терпеть не могли. Бывало, что кому-то поручали охранять засеянные поля от птиц; это была тяжелая работа.
Мастер Шерлок все также носил им по воскресеньям еду, хотя уборка детской в качестве стимула продолжалась недолго. С самого рождения в вещах этого мальчика царил хаос и беспорядок, это была еще одна существенная черта, что отличала его от весьма аккуратного и даже несколько брезгливого в этом отношении, старшего брата. Хотя благодаря неукоснительным напоминаниям матери, что после общения со своими друзьями из низших слоев общества, ему следует как следует отскрести всевозможную грязь, вымывшись с головы до ног, он привык к этому и даже, как писал доктор Уотсон, отличался «кошачьей приверженностью к чистоте».
Помимо посылок с едой, полагаю, что отец Ноя Коттера получал от мистера Холмса небольшую плату за то, чтобы его сын вместо работы мог резвиться с мастером Шерлоком. Хэнк Коттер все еще бывал нужен, когда мастер Шерлок хотел предпринять более далекие прогулки, особенно, когда дело касалось поездки к водопаду Хардроу Форс, где он любил сидеть, размышляя о чем-то. От весны до осени мальчик хоть раз в неделю посещал один из водопадов. Как-то раз его родители попытались узнать, о чем конкретно он там размышляет.
- Я просто обдумываю все, что узнал и увидел. Я думаю о своих занятиях, о преступниках, о том, что прочитал в Библии. Я обдумываю бесконечные возможности, что таит в себе будущее. Я начал размышлять о жизни, о ее бесконечном разнообразии. – Он пожал плечами. – Ничего такого особенного.
Родители согласились бы с ним, если бы их младшему сыну не было всего лишь шесть лет.
Хотя он бегал быстрее всех мальчишек в округе и был одним из самых высоких среди своих ровесников, мастер Шерлок все еще был очень худеньким. Его здоровье по большей части было превосходным, так же, как здоровье его отца и брата, простуды быстро отступали. Помню, что не прошло и двух недель после его шестого дня рождения, как у него сильно заболело горло. Через два дня, когда в его состоянии не произошло никаких перемен, утром в комнату мастера Шерлока вошла миссис Уинтерс и дала ему выпить травяной чай и настойку, сказав, что это «старый семейный рецепт и нет таких Уинтерсов, какие бы не пережили, по меньшей мере, семь десятков зим».
- Я скорее соглашусь дотянуть лишь до шестидесяти девяти, чем снова приму эту гнусную микстуру,- хрипло прошептал он, когда после ланча она вновь склонилась над его кроватью, чтобы дать ему еще ложку своего снадобья. Миссис Уинтерс не позволяла больше никому давать мастеру Шерлоку лекарство –«маленькому народу это бы не понравилось» - и больной мальчик продолжал вести противоборство со своей целительницей, над чем втихомолку посмеивались все домочадцы.
- Прими лекарство, Шерлок. Когда Майкрофт болел, травы миссис Уинтерс мигом поставили его на ноги, - говорила ему мать, сидя с вязанием у его постели.
Видя ее обеспокоенное лицо, мастер Шерлок проглотил злополучную микстуру. На его лице при этом сменился целый ряд неестественных и самых фантастичных гримас да к тому же еще все его худое тело передернулось , словно от судороги.
- Уй! – воскликнул мальчик, протестуя.
- После ужина я вернусь, мастер Шерлок, - пригрозила миссис Уинтерс, выходя из комнаты.
- Ее христианское имя – Торквемада? – спросил Шерлок у матери , запивая микстуру вот уже третьим стаканом воды.
- Сынок, это очень невежливо, - упрекнула она его, но не смогла сдержать улыбку.
-Потому что Чингиз-хан слишком мужское имя, чтоб его могла носить женщина, - пробормотал он, забираясь под одеяло и бросая усталый взгляд на часы возле своей постели.
На следующий день он был уже здоров. По крайней мере, так он сказал.


Он оставался очень независим, за исключением своей нежной привязанности к матери. Он любил быть около нее, музицировать вместе с ней, читать с ней, разыгрывать с ней пьесы, узнавать от нее новое о растениях и цветах. Они вместе ходили на прогулки, по воскресеньям дважды посещали церковные службы – мистер Холмс присутствовал только на одной.
Хотя дело с туннелем закончилось тем, что все пути к опасному подземному ходу были навсегда заблокированы, еще много месяцев спустя после странствий ее сына через проход, миссис Холмс видела по ночам в кошмарах его гибель. Ужасы не отпускали ее даже после пробуждения, и все это сказалось на ее аппетите и нервах; она похудела и стала изнуренной и бледной. Мастера Шерлока терзало чувство вины, и он клялся, что его поведение никогда больше не причинит такого шока его «дорогой маме».
Она начала поправляться и отношения между мальчиком и его родителями стали еще ближе. Такого доверия, что установилось между Холмсами и их сыном, прежде не бывало, и его неизменная честность требовала, чтобы его поведение претерпело существенные перемены. Родители мастера Шерлока оставляли теперь дверь его спальни незапертой, и если его не было в его комнате, то его можно было найти либо спокойно читающим в гостиной, либо застать вдыхающим аромат роз в оранжерее. Он не разбивал мячом никаких украшений. Не взбирался с завязанными глазами на деревья, не атаковал быков подобно матадору, не пытался переплыть реку Уре, когда после целой недели дождей она вышла из берегов, не пытался самолично управлять экипажем.
В ответ миссис Холмс выражала свою нежную любовь к сыну, которая казалась безграничной и проводила с ним все свое свободное время. И хотя она никогда не скрывала любви к обоим своим сыновьям, мастер Майкрофт , казалось, редко в ней нуждался. Мастер Шерлок впитывал эту любовь, как материнское молоко, но его постоянное непослушание никогда не давало им полностью сблизиться. Теперь, когда появилась уверенность , что в любую минуту этот сорванец не побежит, куда ему заблагорассудится, мастер Шерлок сопровождал мать в различные магазины и совершал с ней поездки в большие города. Он старался сдерживаться и не бродил по улице, наблюдая за торговцами, чтобы не расстраивать миссис Холмс. Они прекрасно проводили время вместе – бедная миссис Хэствэлл чувствовала себя положительно покинутой – и потом рассказывали мистеру Холмсу о своих приключениях, если он не имел возможности к ним присоединиться. Семья снова съездила в Лондон. Больше всего мастер Шерлок любил посещать с матерью театр, и я помню, что с лета 1860-го и до той ужасной осени 1861 года он ходил и в театр и на концерты, где они слушали симфонию и концерт для скрипки с оркестром. Однако, на континент родители его с собой не брали.
Как-то раз во время перерыва во время чтения «Ромео и Джульетты», я услышал, как мастер Шерлок сказал своей матери:
- Мама, надеюсь, что когда-нибудь я встречу женщину, похожую на тебя и тогда я женюсь на ней.
- Какой необычный и чудесный комплимент, Шерлок. Спасибо, - миссис Холмс покраснела.
Его Ромео в тот день был прекрасен; миссис Холмс не могла сдержать слез, когда сказав:
- Пью за тебя, любовь – Ты не солгал, аптекарь! С поцелуем умираю, - юный актер грациозно упал на ковер.

Когда его просили , мастер Шерлок рассказывал о своих выводах, но лишь когда просили; если же, нет, то рассказывал о них только, если это было что-то важное, или же он был чрезвычайно взволнован.
Мистер Холмс рассказал мне о прекрасном примере того, какими умственными способностями наделен его сын после первой поездки мальчика на текстильную фабрику и в окрестности Хаддерсфилда, эта поездка продолжалась всего три дня. Пока мистер Холмс с сыном ехали на поезде, мастер Шерлок дал ему подробный отчет об управляющем, пятерых ткачихах, двух красильщиках, банкире, который пришел на деловую встречу с управляющим, полисмене, который стоял на посту возле фабрики и еще о целом ряде прохожих, за которыми он наблюдал и также присовокупил их к делу, включая четырех продавцов и трех девочек-попрошаек.
Когда мастер Майкрофт все-таки приехал домой на рождественские каникулы зимой 1860 года, думаю, что он, должно быть, почувствовал себя гостем в своем собственном доме, хотя его младший брат был бесконечно рад его приезду, родители искренне интересовались его успехами, расспрашивали о его друзьях и о том, что его сейчас занимает. Так как ему с его сдержанной флегматичной натурой было не легко приспособиться к активному веселому настрою собственного семейства, его родителям и мастеру Шерлоку потребовалось приложить некоторые усилия, чтобы убедить старшего сына принять участие во всех их развлечениях.
Полагаю, что если бы они не настаивали, мастер Майкрофт просто бы остался в своей комнате, читая свои бесконечные книги. Но семья настаивала, чтобы он вместе со всеми совершал прогулки, посещал церковь, читал пьесы и прочее. Мистер Холмс даже устроил два торжества в бальном зале, пригласив и взрослых и детей, чтобы посмотреть, понравится ли мастеру Майкрофту проводить время с другими леди и джентльменами или же с компанией своих ровесников. Как бы в ответ на эти приглашения Майкрофт был зван в другие дома графства, и мы были бесконечно удивлены, когда он принял эти приглашения.
Он добродушно принимал участие во всех этих празднествах, даже временами смеялся и весело о чем-то рассказывал. Несомненно, мастер Майкрофт приобрел некоторые навыки поведения в светском обществе за годы общения со своими однокашниками. Он немного вырос и был довольно высок, хотя несмотря на это все еще был довольно плотного телосложения. Он потанцевал только с матерью, когда она сама подошла к нему, и, думаю, что скорее из страха оказаться нескладным, нежели из застенчивости, сам никого не приглашал на танец.
Свои выводы он держал под строгим контролем, которому обучил и младшего брата, и никаких промахов не случалось. И следует сказать, что он даже научился несколько смягчать пронзительный взгляд своих серых глаз, делать его более расслабленным, дабы те, на кого он смотрел, не испытывали при этом особого дискомфорта. Однако, на мой взгляд, даже тогда, когда он был довольно общителен, в минуту разговора, в его поведении можно было уловить некоторый оттенок фальши, неуклюжей неискренности, заметить, что он пытался изобразить дружеское общение, но это не шло от сердца.
Он и мастер Шерлок все так же проводили много времени вместе; последний делился со старшим братом своими наблюдениями во время различных поездок и прогулок с друзьями. Каким-то образом, мастеру Шерлоку даже удалось уговорить брата встретиться с его товарищами в маленьком домике Ноя на окраине Карперби. Братья совершали длительные прогулки в небольшие города, находившиеся недалеко от Карперби, несомненно делясь друг с другом наблюдениями, которые делали по дороге, как во время того разговора в рождественский вечер, который я услышал несколько лет назад. Мастер Шерлок продемонстрировал брату свои успехи в игре на скрипке, и два дня они говорили только по-французски, уединившись в одной из их комнат.
Несмотря на то, какими они были разными, между ними ощущалась сильная связь и большая привязанность друг к другу; и осмелюсь заметить, что она была гораздо сильнее той, что связывала мастера Майкрофта с родителями. Мастер Шерлок, в котором ощущалась та же искра гениальности, и который мог говорить обо всем этом как равный с равным, а не как сторонний наблюдатель, которому все это могло бы показаться явным отклонением от нормы, был , таким образом, единственным человеком в мире, с котором мастер Майкрофт действительно чувствовал себя комфортно, несмотря на то, что по своей натуре они различались, как день и ночь.
Тем не менее, мистер и миссис Холмс в этот приезд их старшего сына чувствовали себя гораздо спокойнее по нескольким причинам: их умиротворили его попытки разделить общее веселье, его смягчившийся взгляд и их уверенность в том, что у мастера Шерлока свой собственный характер, и он вряд ли превратится в копию своего брата, если будет проводить с ним больше времени.
Мне пришлось слышать лишь одну ссору, происшедшую между братьями, правда она была довольно сдержанной. Это было как-то вечером, во время ужина, когда в доме не было никаких гостей.
- Итак, Шерлок, завтра тебе исполнится семь. Ты уже принял решение, что последуешь моему примеру и будущей осенью поедешь в школу? – спросил мастер Майкрофт.
- Уж точно, нет, Майкрофт, - ответил мальчик, - я никогда не смогу вынести строгие правила и режим; мне не нравится, когда мне отдают приказы. Ведь тебе это известно. Боюсь, это не в моих интересах.
- А я твердо убежден, что в твоих интересах хоть немного научиться дисциплине и научиться общаться с другими людьми нашего класса и даже с людьми более высокой касты. Связи, которые у тебя там появятся, могут оказаться бесценными в твоей дальнейшей судьбе. Кормят там вполне прилично, и есть возможность заниматься различными видами спорта, чтобы ты мог с умом расходовать свою избыточную энергию.
- Мне нравится общаться с моими друзьями; и мне не важно, какого они класса. Сейчас меня не волнует мое будущее, хотя, признаюсь, что мне, конечно, любопытно, чем бы я мог потом заниматься в жизни. Я не лентяй, дорогой Майкрофт, но мне нравятся мои друзья, наши игры, мои прогулки по окрестностям, мои водопады, моя преданная Дэйзи и мои дорогие родители. Коль скоро папа согласен, что я могу продолжить получать свое образование дома.
- Ты можешь остаться дома, Шерлок, пока не будешь готов к поступлению в университет, - заявил его отец. Я уверен, что мистеру Холмсу было слегка досадно, что он доселе не принимал участия в обсуждении будущности его младшего сына.
- Ну вот, - значит, все решено, - сказал мальчик для выразительности, слегка хлопнув ладонью по краю стола. – Единственное, что меня беспокоит, так это то, что пребывание в Хиллкрофт Хаусе влечет за собой пичкание снадобьями миссис Уинтерс во время болезни.
- Шерлок! – слегка упрекнула его мать.
- Это, дорогой брат, - кивнул в знак согласия Майкрофт, - сыграло существенную роль в моем решении уехать из дома. В этой жизни мне хватило и одного раза, когда эта отвратительная микстура обожгла мне рот. У тебя будет возможность еще раз подумать над этим во время очередной простуды.
Мастер Шерлок скорчил ужасную гримасу и затряс головой, видимо прокручивая в голове эту мысль.
- Мой дорогой Майкрофт, вполне, возможно, ты и прав.
Я был счастлив, когда понял, что в семье вновь царит мир и душевный покой.

Это последний эпизод, который я должен рассказать, описывая первую часть жизненного пути мастера Шерлока. Это произошло в апреле, когда однажды солнечным, но ветреным днем Холмсы и мастер Шерлок пошли на прогулку.
Несколькими неделями раньше на Уэнслейдейл обрушилась эпидемия гриппа, и мать Элизы и один из братьев Ноя умерли – мастер Шерлок проводил с ними много времени и помогал, чем мог. Он, молча, наблюдал за Элизой, а потом вручил ей букет из оранжерейных цветов, который собрал сам. Ною он отдал свой лучший мяч и ботинки, которые совсем недавно купили ему родители. В то время он подолгу бродил где-то один со своей собакой, а в более теплые, солнечные дни сидел в задумчивости у аскриггских водопадов, а возле него дремал Хэнк Коттер.

Хотя отправляясь на прогулку, мастер Шерлок намного опережал своих неторопливо идущих родителей, вернулись они, крепко держа за руки мальчика, который шел между отцом и матерью. Его лицо сияло такой радостью, что можно было подумать, что он вот-вот взорвется от удовольствия. И когда они стояли в холле, снимая верхнюю одежду, раздался звонкий смех мастера Шерлока.
- Это было замечательно! Мне бы хотелось вечно гулять с вами. Вы обещаете, что всегда, вечно будете гулять со мной, обещаете?
- Вечность – это очень долгое время, мой мальчик, - небрежно заметил его отец, слегка прогибаясь назад, чтобы размять затекшие мускулы спины. – Мы с твоей мамой стареем, как часто напоминает мне эта боль в спине.
Внезапно при этих словах отца мальчик, кажется, испугался, и сияющая улыбка исчезла с его лица. Возможно, в первый раз в жизни он понял, что к ним приближается старость и, кажется, это привело его в ужас.
- Обещайте, - теперь он уже умолял, его смех умолк. – Обещайте, что вы вечно будете со мной.
Родители заметили, что вместо «будете гулять» он говорил уже просто «будете».
Они обменялись встревоженными и смущенными взглядами; их сын был слишком умен, чтобы не понимать, что смерть может поразить их так же, как совсем недавно других. Им и , в самом деле, уже скоро пятьдесят, а мастеру Шерлоку было только семь, хотя эта разница в возрасте никогда прежде их не тревожила. И родители, и их сыновья, отличались прекрасным здоровьем, если не считать того, что у миссис Холмс была склонность к сильной простуде, которая беспокоила ее несколько раз в год. Неужели при этом упоминании отца о боли в суставах, мастер Шерлок впервые понял, что его родители старели и что однажды могут умереть, что случается со всеми людьми, как он недавно понял?
Мальчик чуть не плакал. Такая смена настроения у сына напугала миссис Холмс , и как это бывает со всеми матерями, когда сыновья впервые задают им такой вопрос, с ее губ сорвался непроизвольный ответ.
- Конечно, мы всегда будем с тобой, Шерлок, - заверила она его, опустившись на колени и обнимая его за худенькие плечи.
- Обещай.
На минуту миссис Холмс остановилась – она знала, как он почитает обещания, с какой верой относится к честному слову. Как она может солгать ему по собственной воле? Она придерживалась своего собственного кодекса чести столь же неукоснительно, как и ее сын.
Но перед ней стоял ее мальчик и умолял защитить его от ужасных образов, в которых он видел своих родителей умершими и похороненными. Как могла она отказать ему в таком утешении? Когда много лет спустя они покинут этот мир, он поймет и простит ее сегодняшний обман и будет смотреть на него с благодарностью и нежностью, без осуждения.
- Конечно, я обещаю, - сказала она, крепко его обнимая. Он тоже обнял ее и долго не отпускал. – Теперь давай не будем говорить о таких ужасных вещах и посмотрим, не принесет ли тебе Брюстер пару бисквитов.
Выражение полнейшего облегчения разлилось по лицу мальчика и его глаза снова засияли.
- Да это было бы замечательно.
И он увлек их за собой в утреннюю комнату.

@темы: Шерлок Холмс, Детство Шерлока Холмса, перевод

14:30 

Новые фото Джереми и впечатления дня













Читаю, вернее даже дочитываю "Трещину в линзе" Я решила, что не надо тут путать Холмса двух возрастов. И, наверное, лучше уж разобраться с "Детством", а потом либо просто пересказать, либо привести большие цитаты из этой самой "Трещины".
Вчера за день у меня дважды кардинально поменялось мнение об этой книге. Был момент, когда я решила, что похоже придется переводить и ее более или менее подробно. Потому что вдруг стало вырисовываться что-то интересное. Причем интересное как в каком -нибудь романтическом фильме со стороны отрицательных колоритных героев - Мориарти и Холмса-старшего. Были примечательные диалоги между тем и другим и молодым Холмсом, который все-таки здесь голубой герой. Ничего с этим не поделаешь.
Так вот сначала я прямо воодушевилась и уже пришла в ужас от объема ждущей меня работы)) Но потом как-то на мой взгляд оборвались интересные нити... пока мне кажется, что финал будет полностью слит.
.Если книга совсем разочарует, то наверное не выдержу и все-таки расскажу что там произошло дальше и будет, наверное, штуки три цитаты - больших. А ведь будет еще продолжение про университет....
Пока все-таки считаю, что лучшая книга про семью Холмса - это пресловутое "Детство". Там все очень реально, всему есть объяснение, которому веришь. Уж не говоря о том, что я чувствую какую-то непонятную связь с этой книгой и , честно говоря, боюсь писать главу, которая будет следующей, после той, что скоро уже переведу.
Хотите, верьте, хотите - нет.
Могу еще сказать, что пролистала сборник Маркума, о котором не так давно говорила и, по моему, он все-таки не так плох, хотя среди авторов полно мужчин - а я уже поняла, что это не очень хорошо. Они пытаются писать исторический детектив, а про Холмса забывают, и получается фигня. Но там вроде есть какая-то вхарактерность. Хотя я не настолько знаю язык, чтобы пролистав книгу сказать, что это то, что нужно. Тем не менее я в предвкушении чтения, а если повезет, то и перевода. Вот только разобраться бы с "Детством". Но там еще... осталось начать и кончить))

@темы: Джереми Бретт, Шерлок Холмс, книжки, про меня

06:43 



Всем доброго утра! Пусть понедельник будет не таким тяжелым, как обычно.

Вчера наткнулась на очередное мини-исследование на тему"Как события "Трех Гарридебов" могли привести к внезапной отставке Холмса". Если кому интересно, это вот здесь

plaidadder.tumblr.com/post/165617514454/a-diffe...

И очередной раз размышляя над трагичными порой отношениями Холмса и Уотсона,я вдруг вспомнила совсем другое отношение к этим героям. Заметив у меня в руках в корпоративном автобусе "Трещину в линзе", знакомая, причем утверждающая, что сама очень любит Холмса, обратила внимание на лупу на обложке и усмехнувшись, спросила:
- Что опять о нем? В ее взгляде было написано "Пора взрослеть".))

@темы: Шерлок Холмс, Про меня, Джереми Бретт

15:06 

Детство Шерлока Холмса. Глава 11

Блуждания Шерлока

Мастер Шерлок и Хэнк Коттер совершали свои прогулки почти каждый день, если позволяла погода, если же это было не так, то от случая к случаю. При всей его худобе, мастер Шерлок был теплокровным и легко переносил холод. И его активности больше мешала теплая одежда, которую заставляла его надевать мать, нежели холодный северный ветер.

Хотя он по-прежнему много времени проводил со своими родителями, но благодаря их положению в обществе, налагающему на них некоторые обязательства, мистер и миссис Холмс не часто могли принимать участие в прогулках Шерлока. И, кроме того, цели этих прогулок, довольно ребячливые, вряд ли могли заинтересовать их. Гоняться за кроликами, кидать снежки или прыгать через ручей было предпочтительнее в компании Хэнка Коттера нежели своих родителей; и это так или иначе давало мастеру Шерлоку возможность встретиться с другими детьми, хотя бы и с деревенскими мальчишками.

Когда он стал постарше и начал ходить по окрестностям, фермер Бэйнс и его сыновья показали мастеру Шерлоку, как доить коров и как потом нести молоко в жестяном бидоне с пастбища в дом фермера ; а миссис Бэйнс с дочерьми показали, как зимой они делают из молока масло и мягкий уэнслэйдэйлский сыр. Он резал торф с фермером Харландом, смотрел, как моют и стригут овец, помогал миссис Постлтуэйт засаливать свинину, помогал фермеру Терри заготавливать сено и собирать навоз – хотя мать заставила его поклясться на Библии, что последнее он никогда больше делать не будет.

В городе он заходил ко всем лавочникам и ремесленникам: кузнецам, шорникам, сапожникам, жестянщикам, портным, колесным мастерам, столярам, кровельщикам, каменщикам. Буквально, ко всем. К их удивлению, он заводил с ними довольно разумный разговор об их профессии, просил позволения взглянуть на их руки, на ноги и обувь, на инструменты и так далее, а затем спрашивал нельзя ли ему как-то помочь им по мере сил.
Однажды, направляясь в город в сопровождении Хэнка Коттера, мастер Шерлок встретил его младшего брата, Ноя. Обоим мальчикам было по четыре года, они были одинакового худощавого телосложения, оба были добродушными непоседами и тут же стали добрыми товарищами.

Вы, конечно, можете подумать, что для сына сквайра довольно необычно играть с деревенскими детьми, и будете правы, но Холмсов давно перестал волновать имущественный вопрос, когда дело касалось их детей. Они были рады, что у их сына появился хороший друг – и разве это не делало его самым обычным мальчиком? – и надеялись, что общение с другими несколько приуменьшит его желание стать таким, как его старший брат. Больше всего миссис Холмс беспокоило, что мастер Шерлок сможет чем-нибудь заразиться от бедняков, поэтому каждый раз возвращаясь домой после игр с Ноем, мастер Шерлок был вынужден принимать ванну. Это не очень-то расстраивало мальчика, ибо он рассудил, что раз он все равно должен мыться, то нужно максимально этим воспользоваться и пачкаться сколько душе угодно. Но в отличие от него и его друзей, его родители и слуги были этим очень недовольны.
Единственной болезнью, которую он подхватил, была корь, но он быстро поправился. Однако миссис Холмс понадобилась вся ее сила духа, чтобы преодолеть свои страхи и разрешить сыну снова играть с детьми бедняков.

Отец Ноя был батраком на ферме и выполнял там различную мелкую работу; и у Коттеров был небольшой клочок земли, где они выращивали для себя немного овощей. У них было шестеро детей – Хэнк, Ной, еще один сын и три дочери – самому старшему было пятнадцать, а самой младшей – два года.
Некоторое время спустя Ной, один или с группой мальчишек, появлялся порой перед воротами Хиллкрофт Хауса и робко стучал в дверь. Когда я выходил на стук и нос к носу сталкивался с группой грязных мальчуганов, которые подталкивали друг друга ко мне, я лишь быстро отходил в сторону, чтобы не столкнуться с мастером Шерлоком, который быстро выбегал им на встречу. Они играли на лужайке, лупили друг друга крокетными молотками (хотя тут же останавливались, если видели, что миссис Холмс наблюдает за ними через окна оранжереи), ходили в конюшни к лошадям, играли в футбол. Еще они изображали из себя королей, рыцарей и злодеев, или разбойников, вроде Дика Турпина, или викингов, от которых, как мастер Шерлок рассказал своим приятелям, Карперби и получил свое название, или затевали какие-нибудь другие многочисленные игры, которые любят мальчишки. А когда они бегали наперегонки, мастер Шерлок неизменно опережал своих товарищей, что необычайно радовало мистера Холмса.

Должен сказать, что для такого мальчика, как мастер Шерлок, которого интересовало буквально все на свете, Карперби был идеальным местом. Дома с ним занимался учитель, что еще больше развивало его интеллектуальную одаренность, родители воспитывали в нем должное уважение и учили соблюдению приличий в обществе, мать старалась развить в нем духовные чувства, читая Библию. За воротами Хиллкрофт Хауса его ожидало разнообразие мира ферм со всеми интересными занятиями, которые они могли предложить и к которым он имел доступ, как сын сквайра. Деревни манили его своими яркими базарными днями с их ярмарками, цыганскими повозками, гуртовщиками из Шотландии и т.д.
От его деревенских приятелей мастера Шерлока в том году оторвали лишь две поездки в Лондон, которые он предпринял вместе со своими родителями. Во время этих поездок он впервые побывал в театре и увидел «Двенадцатую ночь», что произошло, как раз ко дню его рождения, а позже он увидел еще «Ричарда Второго», где роль Болингброка исполнял Чарльз Кин. Не знаю, как мастера Шерлока пропустили в театр – детей обычно не пускают на такие представления.
-Где правят деньги, правила молчат , - вот все, что сказал мне мистер Холмс.

Желание мальчика «стать актером, как мистер Кин» не произвело особого впечатления на его родителей, также как и его неоднократное декламирование:
- О, подлецы проклятые, ехидны! Готовые ко всем ласкаться, псы! Грудь, гревшую их, жалящие змеи! – я не помню, как там было дальше. Однако, через некоторое время тяга к обществу друзей пересилила тягу к сцене, и мастер Шерлок отказался от Шекспира ради прыжков через лужи.

У него всегда было доброе сердце и он приносил домой раненых птиц и зверюшек, где поручал их заботам мистера Уилкокса, хотя сам по нескольку дней просиживал рядом с ними , сам кормил и поил их. Вскоре мы узнали, что это свойственное ему сострадание распространяется и на людей. Это выяснилось, благодаря миссис Уинтерс, так как она сообщила мне, что из буфетной таинственным образом исчезает еда – сначала совсем немного, но потом ее количество стало увеличиваться – она очень сокрушалась. Владения миссис Уинтерс были неприкосновенны, как только кто-то посмел посягнуть на них! Опросив других слуг и признав их неповинными в этом похищении, я был вынужден уведомить о нем мистера Холмса и заявить о своей убежденности в полной невиновности слуг. Холмсы обменялись понимающими взглядами, и как раз в этот момент в комнату вошел мастер Шерлок, чтобы пожелать своим родителям доброй ночи. Теперь, когда он стал вести более активный образ жизни, его сон стал более глубоким. Однако, дверь его комнаты все еще запирали на ночь.
- Шерлок, мы бы хотели поговорить с тобой, - начала его мама.
- Да, мама?
- Дорогой, миссис Уинтерс кажется, что… ну, что еда каким-то образом стала исчезать из буфетной. Слуги здесь явно непричем и, конечно, мы с твоим отцом тоже. Дорогой мой, это ты тайком берешь еду?
- Да, мама, это я.
- Но зачем? – удивился его отец. – Ведь ты можешь есть за столом, сколько захочешь. Тебе не надо припасать еду. Если ты внезапно проголодаешься, тебе стоит только попросить Брюстера и он принесет тебе что-нибудь подкрепиться.
Вообще-то, за последний год аппетит мастера Шерлока значительно улучшился, и он стал есть чуть ли не вдвое больше прежнего. Его родители вздохнули с облегчением, ибо хотя он вырос, но оставался по-прежнему худеньким.
- Папа, я беру еду не для того, чтобы поесть самому. Я отдаю ее Ною и другим мальчишкам.
Его родители одновременно в удивлении подняли брови.
- Ною и другим мальчишкам, дорогой? – переспросила миссис Холмс.
- Да, мама, потому что они недоедают. Семье Ноя нужно прокормить шестерых детей, а его отец всего лишь батрак и помогает по хозяйству на нескольких фермах; вероятно, его заработок слишком скудный, чтобы прокормить такую большую семью. А раз Ной – мой друг, я решил, что должен ему немного помочь. А потом я понял, что Джиму и Питеру Бертонам дополнительная еда тоже бы не помешала. Поэтому я взял побольше.
- Ты хочешь сказать, украл, Шерлок, - строго изрек его отец.
Мастер Шерлок опустил взгляд.
- Да, папа, я украл. Но из добрых побуждений.
- Шерлок, у тебя были отличные побуждения, - сказала его мать. – И я очень горжусь, что у тебя такое доброе сердце. Но мы не можем кормить всю деревню.
- Сын, ты должен отделять себя от тех мальчиков, с которыми ты играешь. – Его отец встал и продолжил. – Хотя они и твои друзья, но они не принадлежат к нашему классу. Мы заботимся о бедных и больных и помогаем оплатить образование кое-кому из деревни, но мы не можем позволить, чтобы на волне твоего сострадания к этим мальчикам из низшего сословия опорожнялась наша собственная кладовая.
- Но, папа, ведь у всех должна быть еда, - сказал мальчик.
- Да, еда должна бы быть у всех; и однажды Господь сотворит на земле царствие небесное и все будет именно так. А сейчас мы должны понимать, что в мире, к сожалению, есть такие прискорбные различия между людьми. И хотя с одной стороны мы не должны быть бессердечными по отношению к беднякам и всегда должны помогать им по мере сил, но ты должен понять, что есть практические и финансовые пределы нашей благотворительности.
Минуту-другую мастер Шерлок молчал. Потом спросил:
- А в пределах ли наших практических и финансовых возможностей выдавать раз в неделю моим друзьям узелок с едой – несколько буханок хлеба и немного сыра?
Он спросил это без насмешки и сарказма, а очень мягко, и стоял при этом, опустив глаза и засунув руки в карманы брюк. Затем поднял глаза и игриво улыбнулся.
- Если хотите, я отработаю стоимость этих продуктов тем, что буду доить коров и сбивать масло. Миссис Бэйнс научила меня, как это делать.
Мистер Холмс искоса посмотрел на сына. Он поднял палец и указал им в его сторону, точно хотел что-то сказать, но потом его рука безвольно опустилась.
- Замашки Верне, он точно пошел в твою родню, - буркнул он жене, опускаясь в кресло.
Не обращая внимания на слова мужа, миссис Холмс задумалась. До этого им уже приходилось идти на компромисс, это позволяло им проявить родительскую волю при этом не отталкивая от себя не по годам развитого, но, тем не менее, очень привязанного к ним ребенка.
- Ты можешь носить своим друзьям пакет с едой каждое воскресенье, когда мы идем в церковь, о его содержимом мы поговорим позже. А ты в свою очередь перед тем как идти играть , будешь каждый день наводить порядок в своей комнате. (В комнате мальчика неизменно царил беспорядок)
- Я бы предпочел доить коров, - сказал он.
Мистер Холмс кашлянул, его жена вздохнула.
- Благотворительность начинается дома, Шерлок, то насколько будет наполнен пакет с едой, будет зависеть от порядка в твоей комнате, - твердо сказала миссис Холмс.
Мастер Шерлок поджал свои тонкие губы. Неожиданно он протянул к ней правую руку.
- Вы просите слишком многого, мадам. Но мне ничего не остается, как подчиниться жестокой необходимости.
Он пожал руку матери, потом отцу и отвесил им обоим поклон.
- Доброй ночи, мои справедливые родители. Я прощаюсь с вами.
И он пулей выскочил из комнаты.
-Он настоящий маленький Верне, - улыбнулась миссис Холмс, потом они с мужем посмотрели друг на друга и расхохотались.


Прошел еще один год; наступил 1859. Любимым занятием для сына и матери стало чтение пьес. Мастер Шерлок нашел прекрасное применение своей энергии, читая по ролям Шекспира, хотя сперва он довольно сильно переигрывал. Изображая измученного Макбета, он съежился при виде призрака Банко, а потом выбежал из комнаты, размахивая руками и крича во все горло:
- Сгинь! Скройся с глаз моих! Упрячься в землю!
Немного придя в себя после этого отчаянного крика, миссис Холмс терпеливо объяснила сыну, что сцена была испорчена его излишней горячностью.
- Ты должен понять , Шерлок, что эти роли прекрасны именно такими, какими они созданы автором, - терпеливо объясняла она. – Хоть каждый исполнитель и придает роли силу своей индивидуальности, но всегда надо помнить о том, чтобы это было в рамках хорошего вкуса и достоверности.
- Мама, но разве ты не думаешь, что увидев призрак того, кто считался убитым, человек может с криком выбежать из комнаты, опасаясь, что тот может проклясть его?
- Многие люди так бы и поступили, - согласилась мать, - но я не думаю, что так бы поступил Макбет, такой, каким создал его Шекспир.
Мастер Шерлок кивнул головой.
- Я понимаю.
Он полюбил пьесы, так же, как и его мать. В том году Холмсы снова поехали в Лондон, также, как и миссис Хэствелл. С ней и с матерью мастер Шерлок ходил на великолепный спектакль «Венецианский купец», в котором играл Чарльз Кин с супругой. Мастер Шерлок был под большим впечатлением и еще несколько недель спустя он подходил ко всем, кто приходил в дом с вопросом:
-Если нас уколоть – разве не течет кровь?
Вскоре этот вопрос сменил другой:
- Если нам отрезать руку ножом мясника – разве у нас не течет кровь?
И так продолжалось, пока миссис Холмс очень ласково, но твердо не потребовала, чтобы он прекратил.


По вечерам после ужина, если у Холмсов не было гостей, мастер Шерлок играл в шахматы или в карты со своим отцом, читал пьесы вместе с матерью или слушал, как она играет на фортепиано, играл в мяч на лестнице или читал. Как-то весенним вечером, когда все они спокойно сидели и читали в гостиной, мастер Шерлок попросил, чтобы родители купли ему собаку.
- Собаку?
-Да, и такую, которая смогла бы сопровождать меня в длительных прогулках.
Его отец отложил газету.
- Почему бы и нет. Я смогу купить ее уже завтра, так как знаю, что колли мистера Брауна ощенилась.
- Лучше, если это будет сука, так же как спаниель Ноя.
- Так и будет. Что скажешь, насчет партии в шахматы?
Мастер Шерлок покачал головой и показал книгу Линли «Шахматные стратегии»
- Сначала я должен узнать, как остановить твои бесценные ладьи. – И взявшись за чтение, он добавил – Думаю, к субботе я буду готов.
И в субботу он на голову разбил мистера Холмса.

Приобретенный мистером Холмсом щенок был тихого мягкого нрава, но при этом был легко возбудим, и, таким образом, прекрасно подходил мастеру Шерлоку. Он быстро рос и набирал вес и к концу лета уже достиг размеров взрослой собаки. Спаниель, которого мастер Шерлок назвал Дэйзи, сопровождал его и его приятелей во время их прогулок по окрестностям.
А между мастером Шерлоком и его родителями была разработана система – если он уходил играть с друзьями, то обязательно брал с собой собаку, если же он собирался бродить по долинам, то должен был взять с собой и Хэнка Коттера. Если предполагалось, что это путешествие займет более четырех миль, то они должны были оседлать Первенца, и ехать верхом. Чтобы спланировать эти прогулки заранее от мальчика требовалась предусмотрительность, и он понимал, что это поможет ему взять под контроль его импульсивную натуру и это явно одобрит его брат Майкрофт.
Местность вокруг Карперби была очень живописна, с ее холмами и долинами, вокруг располагались пастбища с дикими цветами, прекрасные луга, замок Болтон, река Уре, а в отдалении возвышались Пенинские горы.

Пеннинские горы


Замок Болтон
Мастер Шерлок был очарован множеством водопадов той местности. На большей части своего течения река Уре довольна спокойная, однако, у Эйсгарта она вырывается из рамок пристойности и перекатывая свои воды через горную теснину падает с высоты двести футов, разбившись на три великолепных и вызывающих трепет водопада.


Водопады на реке Уре

Долина реки Уре

В сухую погоду вода в реке спадала до такого уровня, что мастер Шерлок играл на плоских камнях в самой середине реки, окруженной пышной красотой деревьев, растущих по ее берегам. В дождливую пору и когда таяли снега, ее воды превращались в настоящий грозный поток.
У Аскригга также было три водопада: Милджилл Форс, где водный поток свободно падал с высоты около тридцати ярдов, после чего его струи сбегали каменное ущелье; на расстоянии мили от него находился Витфилд Форс.


Водопад в окрестностях Карперби

В пяти милях от Аскригга, куда можно было доехать только верхом, находился Хардроу Форс, это был совершенно особенный водопад, его воды, падая с горной кручи в сто футов высотой, сливались внизу с водами широкой реки. Вид был довольно захватывающий, ибо после этого водопад уже нес свои воды в глубокую расселину триста футов длиной со всех сторон окаймленной огромными валунами.

Хардроу Форс

Позади этого водопада была глубокая выемка, где мастеру Шерлоку разрешали стоять в обществе Хэнка и с этого безопасного места наблюдать за прекрасным видом. Холмсы вместе с сыном побывали на всех водопадах, и мастер Шерлок тут же буквально влюбился в эти места.
Здесь он любил играть и размышлять. Одно время мастеру Шерлоку не так была присуща задумчивость, как его старшему брату; но с тех пор, как он начал заниматься с мистером Уортоном, он также умерил свою живость, сидел и размышлял о вещах, о которых я не имею никакого представления. Он рассказывал своим родителям – когда они спрашивали, почему он так часто ходит к водопадам – что он считает , что шум падающей воды очень помогает глубоко сосредоточиться и еще там лежало множество камней, и он мог бросать их в воду, укрепляя , таким образом, руки и глазомер.
- Вода зачаровывает, эта атмосфера прочищает и стимулирует мои мысли. Йорский мост – прекрасное место для поединка на мечах с Ноем. Он прекрасно украшен, и я думаю, что старые мастера, сделавшие его, по праву гордились своей работой.
Острый интерес мастера Шерлока вызывали также процессы, который его отец выслушивал, как мировой судья, и после того, как Майкрофт уехал в школу, отец брал теперь в Норталлертон на выездную сессию суда мастера Шерлока, после его многочисленных просьб и обещаний, то он будет «вести себя очень хорошо». Он сильно удивил отца тем, что тихо сидел в углу, захваченный излагаемыми историями преступлений и всем ходом процесса. Отец приносил мастеру Шерлоку статьи и книги о известных преступлениях и преступниках, такие как «Уголовно-правовая реформа в Англии, Шотландии и Уэльсе», и мальчик с удовольствием изучал их. Он отчаянно желал видеть, как вешают в Нью Гейте преступников; родители категорически отказали ему в этом.
Как-то раз перед мистером Холмсом предстал простой путник, обвиненный расчетливым лавочником в воровстве двух банок фасоли. Изможденный путник признался в краже и молил о снисхождении. Мистер Холмс отпустил его, шепотом попросив меня дать ему перед уходом хлеба и сыра. Лавочник был в ярости. Мастер Шерлок, на глазах которого все это происходило, рассказывал потом об этом своей матери.
- Мистер Бигелоу сказал: - Вы не можете этого сделать! Я застал, как он прятал в свой саквояж мои товары. Он виновен. – Мальчик добавил – Позволю себе заметить, что его лицо было раздувшимся и красным, как помидор.
Он продолжал:
- Папа был очень серьезен. Он сказал: -А преступление, мистер Бигелоу, состоит в том, что вы не посадили этого беднягу за свой стол и не угостили ужином. Его прегрешение, если можно его так назвать, это ужасная бедность; ваше – бездушная черствость и бессердечная алчность – скажите мне, если бы вы были мировым судьей, чье преступление на ваш взгляд больше?
Мистер Бигелоу в гневе выскочил из папиного кабинета – Брюстер успел лишь отдать ему его шляпу и он ушел прочь.
Все улыбнулись, а потом мистер Холмс, указав трубкой в сторону сына, сказал:
- Справедливость, мой мальчик, порой бывает субъективна. На самом деле, этот человек совершил в лавке кражу и нарушил, таким образом, закон и должен заплатить штраф или же его ждет тюремное заключение. Но всегда помни, Шерлок, что, принимая решение, добрый, честный и прямой человек будет более руководствоваться своей совестью, нежели буквой закона, прописанного в пыльных адвокатских книгах. Когда совершается преступление, я должен рассудить, что произошло, как судья. Порой это может привести и к превратному толкованию закона, но я хочу спать спокойно, и не собираюсь терять свой покой из-за того, что помогу удовлетворить жажду мщения этого отвратительного и жалкого мистера Бигелоу. В таких случаях достаточно произнести «Упаси меня, Бог, от такого несчастья».
Мастер Шерлок слушал отца с жадным вниманием; а следующие несколько недель он подолгу сидел у водопада, задумчиво размышляя о чем-то.

В том году умерла мать миссис Холмс, и она с мужем стала собираться в Париж, чтобы отдать последнюю дань памяти усопшей. Мастер Шерлок тоже хотел поехать, но его родители сочли, что он не настолько послушен, чтобы легко можно было взять его с собой. Узнав об этом, он плотно сжал губы и несколько раз кивнул.
- Вы совершенно правы, - признал он. – Со мной и в самом деле будет много хлопот. Передайте всем мой привет и счастливого вам пути.
Лица его родителей осветили улыбки. Это был один из первых случаев, когда прирожденная честность мастера Шерлока принесла пользу.

Время мастера Шерлока было заполнено до предела – по утрам он занимался, днем играл. Его друзья из деревни, его собака, которая всегда была рядом – она даже спала рядом с ним; его книги , его мяч, пешие и конные прогулки по окрестностям; игра в шахматы с отцом; разучивание пьес по ролям с матерью; его одинокие размышления у водопада.
К тому времени Ною было позволено приходить в дом, если он был безупречно чистым. Он приходил не слишком часто, хотя как-то раз похоже было, что он долго приводил себя в порядок, но они с мастером Шерлоком отлично поиграли возле дома. Я помню, что в тот день мяч у него отобрал его отец. В конце концов, мальчики прибежали на кухню, где увидев миссис Уинтерс, они оба перекрестились. Она сделал то же самое, а потом накормила их супом. Она оставила их там, а сама вышла подышать немного свежим воздухом перед подготовкой к ужину.
Кухня размещалась в задней части дома, на северной стороне; чтобы попасть туда с первого этажа, надо было спуститься вниз по маленькой лестнице. У миссис Уинтерс был там прикреплен к стене ведьмовской камень от дурного глаза, который представлял из себя кусок известняка , с дыркой внутри, образовавшейся под воздействием морской воды.
К кухне примыкали три помещения – прекрасно оснащенный погреб, буфетная и теплая, хотя и довольно просто обставленная, комната для слуг. Кухня была уютным уголком, где всегда пахло вкусной едой, кексами , с начерченными на них крестами, как средством от колдовства, и свечами в светильнях, подвешенных к потолку. Одна дверь вела из кухни на двор, через которую проходили посыльные из лавок и какие-нибудь торговцы , и была еще одна запретная дверь , за которой были несколько проходов, один из которых – темный, сырой и длинный – вел прямо в конюшни; судя по всему, это был старинный потайной ход для побега. Куда вели другие проходы, никто не знал. Я также слышал, как говорили, что на этих тропах были спрятаны ямы с шипами, слегка присыпанные землей капканы, такие же, как те, что ставят на диких зверей, и там сновали целые легионы голодных крыс. Предполагали, что у первых поселившихся здесь Холмсов было несколько врагов, хотя насколько я помню, ни один из Холмсов ни разу ни воспользовался этим ужасным проходом, в котором еще, надо сказать было множество ответвлений, в которых какой-нибудь несчастный ,незнакомый с верной дорогой, мог попасть в опасные ловушки. Теория о тайном ходе лучше всего объясняла размещение кухни на нижнем этаже – ведь, таким образом, убегавший мог в спешке прихватить с собой какие-то съестные припасы. Дверь в подземный лабиринт была закрыта на висячий замок.
Когда миссис Уинтерс вернулась, она увидела стоящего у открытой двери, испуганного Ноя, который всматривался в проход подземного хода.
- Шерлок, вернись! – крикнул он вниз.
- Господи помилуй! – охнула миссис Уинтерс. – Ной испуганно на нее оглянулся. – Ну-ка, любезный, отвечай, да говори только правду, мастер Шерлок, что, спустился в этот проход?
Ной захныкал:
- Он мне о нем рассказал, и я стал его подзадоривать пойти туда. Поэтому он побежал и принес ключ, который спрятан в столе у его отца. Я сказал, что пойду за ним следом, но испугался. Он взял с собой свечу, но сейчас я не вижу ее света. Простите, простите, - И слезы закапали ему на рубашку.
Успокаивать беднягу было некогда. Миссис Уинтерс опрометью бросилась наверх и, найдя меня в гостиной, вцепилась в меня своими большими сильными руками. Крайне обеспокоенная, она говорила довольно бессвязно, и мне пришлось силой усадить ее на стул и налить ей хозяйского бренди – конечно, это было вопиющее нарушение, однако, совершенно необходимое, учитывая ее состояние. Сделав несколько быстрых глотков, она рассказала мне о сложившейся ситуации, сожалея, что она на один день отпустила Мэрианн, местную девушку, которая помогала ей на кухне – чтобы та смогла побыть со своей больной матерью; и, таким образом, мальчики остались в кухне совершенно одни.
- О, господи, - сказал я, чувствуя, как внутри у меня все, словно превратилось в камень.
Случайно оказалось так, что чета Холмсов была дома, они сидели на задней лужайке с Меткалфами, наслаждаясь чудесным весенним днем. Хоть это было и не слишком достойно, я побежал к ним так быстро, как мог и сообщил ужасные новости; миссис Холмс так побледнела, что я подумал, что она лишится чувств. Но она бросилась вперед, подобно какой-нибудь скаковой лошади в Эскоте, и всем остальным оставалось лишь следовать за ней. Мы очень быстро спустились в кухню и бросились к двери, у которой все еще стоял плачущий Ной. Каким-то образом здесь оказался и мистер Денкинс; вероятно, он увидел, как мы бежим и присоединился к нам, чтобы узнать, в чем дело.
- Денкинс, найдите Уилкокса и удостоверьтесь, что дверь на том конце прохода ничем не загромождена, - сказал садовнику мистер Холмс.
- А где там расположена эта дверь, сэр?
- Полагаю, в последнем от входа стойле. Поторопитесь же!
Денкинс бросился вверх по лестнице. Затем он приказал мне принести многочисленные мотки пряжи, что находились в корзине для рукоделья его супруги. Через три минуты я вернулся с шестью большими мотками. Мистер Холмс высыпал зерно из какого-то мешка, положил туда пять мотков. Конец шестого он привязал к ручке двери, чтобы разматывать его, когда он будет спускаться вниз по проходу.
Мистер Холмс зажег две свечи и вставил их в канделябр, еще несколько свечей он рассовал по карманам. Он поцеловал жену, которая прижимала к себе перепуганного Ноя, лицо ее было искажено страхом.
- Я воспользуюсь мотками пряжи, чтобы не заблудиться. Я найду его, - сказал мистер Холмс.
- А сам ты когда-нибудь бывал в этом туннеле? – спросила его жена.
Он помрачнел.
- Нет. Но я найду его.
- Будь осторожен.
Мистер Холмс смахнул нить паутины и вошел в проход. Мы почувствовали запах сырости, исходящий оттуда и испытывая к тому же безграничное беспокойство о мастере Шерлоке, также , как и прочие присутствующие, я почувствовал, что меня до самых костей пробирает холод. Внезапно из темноты раздался писк, шарканье ног и восклицание мистера Холмса: - О, господи! – и из прохода на кухню выскочила крыса. Миссис Меткалф бросилась к лестнице, а я, схватив большую сковороду, погнался за этой тварью в комнату слуг, закрыв за собой дверь. Позже я сведу с ней счеты.
Мастер Шерлок находился в этом ужасном проходе уже полчаса.


Дом, который для себя я считаю Хиллкрофт Хаусом))

От кухни до двери в конюшне по моим расчетам было примерно триста футов, так как если встать лицом к дому, то кухня располагалась в задней правой его части, а конюшни были расположены влево от дома на расстоянии пятидесяти футов. И выход из туннеля был, очевидно, в последнем стойле. Если мальчик нашел нужную дорогу и смог избежать ловушек, расставленных сотни лет назад, возможно, пройдет еще не один час прежде, чем он найдет дверь и откроет ее ключом, который у него был. К тому времени у него может догореть свеча, и он может не вынести холода или ужасной темноты, или того и другого, вместе взятых.
Отец Меткалф начал тихо молиться.
Миссис Холмс упала на колени перед Ноем:
- Ной, ответь – это очень важно – ты не помнишь, Шерлок взял с собой еще другие свечи и спички?
Мальчик, и сейчас все еще цеплявшийся за ее юбку, снова заплакал:
- Я не знаю. Не знаю.
Миссис Холмс никогда не утрачивала свойственной ей доброты, даже в самую тяжелую для нее минуту; никогда я еще так не гордился, что имею честь быть ее дворецким, как тогда, в тот ужасный для всех нас час.
- Прошу тебя, Ной, мы не сердимся на тебя. Никто не накажет тебя за то, что Шерлок решил спуститься в туннель. Но постарайся вспомнить, он взял с собой запасные свечи?
Ной сделал несколько прерывистых вдохов, чтобы успокоиться.
- Я… я думаю, что, взял, мэм. Я, кажется, видел, как у него из кармана брюк торчало несколько свечей.
Эти новости слегка умерили страхи миссис Холмс.
Теперь нам пятерым – миссис Холмс, отцу Меткалфу, постоянно творящей крестное знамение миссис Уинтерс, мне и Ною ничего не оставалось кроме, как ждать. Отец Меткалф продолжал еле слышно молиться. Миссис Холмс вновь поднялась на ноги и миссис Уинтерс взяла ее за руки.
- Маленький народ позаботится о нем; не волнуйтесь, миссис Холмс. Они приложили руку к его рождению и не дадут ему погибнуть.
Миссис Холмс улыбнулась ей, и на ее щеке блеснула слеза. Она знала мнение миссис Уинтерс о связи ее детей с мифическими существами, и ей также было известно, что кухарка очень любила юного мастера Шерлока.
- Хотела бы я, чтобы они вложили ему в голову побольше здравого смысла, - сказала она.
- Здравый смысл – не самая сильная сторона эльфов, мэм, - с улыбкой ответила миссис Уинтерс.
Прошло еще пятнадцать минут, целая вечность. Ной все также цеплялся за миссис Холмс, которая не отходила от двери в проход, так же, как и отец Меткалф. Под воздействием переполнявшей меня нервной энергии, я взволнованно мерил шагами кухню, в то время как миссис Уинтерс начала готовить ужин, надеясь на благополучный исход этого ужасного происшествия и подобно мне, чувствуя потребность хоть что-то делать.
Внезапно гнетущую атмосферу кухни нарушил звонкий голос:
- Мама!
Пять человек, как один повернулись на этот крик и перед их радостными взорами предстал мастер Шерлок, стоящий на ступеньках, ведущих со двора в кухню; худой, как тростинка, мокрый и грязный, как вывалявшийся в грязи поросенок; он тяжело дышал, казалось, что при каждом вдохе, его маленькая грудь увеличивалась вдвое , а глаза мальчика были распахнуты так широко, что было впечатление, будто они занимают чуть ли не половину его лица.
- Мама! – снова воскликнул он, и, взбежав по оставшимся ступенькам, бросился к матери, которая обвила его руками и прижала к себе так крепко, что на мгновение он совсем исчез из вида, совершенно перепачкав при этом ее одежду.
- Шерлок, Шерлок! О, слава богу, слава богу, ты цел, о , боже, с тобой все в порядке… - повторяла она снова и снова, целуя и обнимая сына; слезы, которые до этого ей удавалось сдерживать, хлынули ручьем, подобному одному из любимых водопадов Шерлока. Но через минуту она слегка отстранилась от сына, держа его на расстоянии вытянутой руки.
- Как ужасно ты поступил! Как мог ты так с нами поступить! Как мог действовать так бездумно! Мы чуть с ума не сошли от беспокойства!
Потом она вновь прижала его к себе и стала осыпать поцелуями.
- Прости меня, мама, прости! Мне всегда было любопытно, что там, в туннеле, и когда Ной начал меня поддразнивать, то я решил, что должен туда идти. Я взял с собой запасные свечи и внимательно смотрел за ловушками… Мне очень жаль, что заставил тебя беспокоиться.
Он заметил привязанную к дверной ручке пряжу, и затем, вырвавшись из материнских объятий, подбежал к проходу в туннель и вгляделся вниз.
- Папа возвращается, - крикнул он, указывая на проход.
Посмотрев в том же направлении, я увидел пятно света, которое становилось все больше и больше. Через две минуты мистер Холмс снова оказался на кухне. Он определенно был расстроен.
- Дверь в туннеле заперта, а единственный ключ находится у Шерлока…
Тут сын бросился к нему.
- Папа!
Какую-то минуту мистер Холмс был слишком потрясен, чтобы двигаться.
- Слава богу! – сказал он, подняв сына на руки и прижав его к груди; сам он был выпачкан не хуже мастера Шерлока. Затем придерживая его одной рукой, другой – он обнял жену. После этого мистер Холмс опустил сына на пол.
- Просто так это тебе не пройдет, Шерлок, - строго сказал он, грозя сыну пальцем. – Где ключ от этой запретной двери?
Мастер Шерлок достал из кармана ключ и отдал его отцу. Мистер Холмс отвязал от двери моток пряжи, закрыл ее, повесил на место висячий замок и крепко запер его.
- Давайте уйдем из кухни и дадим миссис Уинтерс спокойно готовить.
- Папа, - тихо сказал мастер Шерлок, - наверное, тебе нужно сообщить мистеру Денкинсу и мистеру Уилкоксу, что я вышел из прохода. А то ведь я же не выходил через конюшни.
Уж не знаю, как ему удалось узнать , что два эти человека ждали его появления там. Но мистер Холмс послал меня сообщить им, что мальчик вышел из прохода и находится в полной безопасности; вернувшись в дом, я увидел, что чета Меткалфов уходит. Они вполне разумно рассудили, что Холмсов нужно оставить наедине с их провинившимся отпрыском и решили уйти домой. Не могу сказать наверняка, но присутствие в доме большой крысы также было побуждающим фактором, который побудил миссис Меткалф как можно скорее уйти. Ной также был отправлен домой.

Мастера Шерлока отвели в его комнату, где сняли с него мокрую одежду, после чего он был выкупан в горячей ванне, одет в чистую сухую одежду и снова вернулся к родителям. Мистер и миссис Холмс не спешили сменить испачканную одежду, что говорило о том, что они явно были очень рассержены на сына. Холмсы отправились в кабинет, где Элиза развела огонь в очаге и зажгла лампы. Я наполнил стакан мистера Холмса, после чего мне было приказано уйти.

Я так и сделал, однако, потом остался стоять у полуотворенной двери, чтобы услышать последующий разговор. Как ни прискорбно признавать это, но для многих домашних слуг это самое обычное дело, к сожалению, и я, всегда гордившийся тактом и чувством собственного достоинства, будучи дворецким в этом доме, также позволил себе столь непростительное поведение на службе у мистера Холмса. Не могу отрицать, что я был заинтригован поразительными способностями его сыновей и хотел быть в курсе всего, что их касалось. Прежде, чем вы осудите меня за это, позвольте сказать вам, что если бы не это постыдное поведение, то этого рассказа, возможно, вовсе бы не было. Хотя зачастую мне было позволено оставаться в комнате во время каких-нибудь разговоров – если у меня не было каких-нибудь срочных дел; и хотя мистер Холмс и не имел ничего против того, чтобы вести со мной какие-нибудь доверительные беседы о том, что его волновало, но, как вы можете представить, некоторые подробности, о которых я рассказал, узнать можно было лишь весьма неблаговидным образом – приложив ухо к двери.

На несколько минут в комнате воцарилось молчание, и я услышал, как кто -то нервно ходит по комнате, видимо, мистер Холмс.
- Я обещал, что никогда не ударю тебя, но если когда-нибудь сын и заслуживал того, чтобы отец его выпорол, то это как раз этот случай, Шерлок, - сказал он, наконец..
На этот раз мастер Шерлок проявил большое благоразумие и промолчал. Вновь послышались шаги.
- Бог свидетель, что у тебя те же мозги, что и у твоего брата; и твои выводы и все твои занятия очень похожи на его, но эта твоя ужасная привычка позволять внезапной прихоти возобладать порой над твоим интеллектом сведет нас в могилу, меня и твою мать. Ты должен думать головой.
- Но, папа, я как раз думал. Это и помогло мне так быстро выбраться.
- Если бы ты думал с самого начала, то, полагаю, в первую очередь, ты бы вообще не спустился в туннель. Если бы ты остановился и подумал, какой ужас мы можем испытать от твоей эскапады в этот страшный проход, то мне бы хотелось верить, что твоя любовь к нам поборола бы эгоистичное желание доказать свою смелость деревенскому мальчишке, который был слишком труслив, чтобы последовать твоему примеру.
После долгой паузы мальчик заговорил:
- Ты прав, папа. Я сожалею, что оказался… эгоистом…да, это подходящее слово; ты прав. Мне уже давно хотелось узнать, что там, в туннеле. И вызов Ноя был лишь спусковым крючком , чтобы совершить то, что я уже давно хотел, несмотря на то, что это было запрещено, поскольку это, конечно, опасно. Хотя я достаточно все это обдумал и взял с собой побольше свечей, которые оказались очень кстати. Но мне, и, правда, очень жаль, что вы так беспокоились из-за меня; я очень-очень сожалею об этом.
- Мы принимаем твои извинения, Шерлок, но твое объяснение совершенно недостойно в его полном пренебрежении правилами этого дома. Поэтому, в наказание за этот возмутительный поступок ты месяц не будешь выходить из дома.
Это было довольно необычно – наказание. Насколько я помню, Холмсы в своей доброте и признавая необычность своих сыновей никогда не наказывали их за проступки, обсудив с детьми происшедшее и приняв их искренние извинения. С мастером Майкрофтом такое вообще случалось довольно редко; с мастером Шерлоком это было обычным делом, хотя отобрать у него на день мяч было почти так же сурово, как и это предложенное наказание. Быть запертым на месяц в доме в самый разгар лета, когда мастер Шерлок каждый день либо играл где-то , либо бродил по окрестностям, было и правда, очень сурово.
- Я должен возразить против твоего решения, папа, - сказал мальчик. – Запереть меня дома на месяц за мое сегодняшнее непростительное поведение – это ненужная крайность. Могу вас заверить, что в ближайшем будущем я определенно не собираюсь входить вновь в этот ужасный проход. Если вы будете настаивать, чтобы я в течение месяца не выходил из дома, то и я и вы, дорогие папа и мама, будем так несчастны , и этот дом лишится того духа радости, которым пропитан и станет столь же ужасным, как темный запертый на замок туннель, что находится под ним.
Кто это говорил? Мастер Шерлок или Майкрофт? Только в такие минуты, как эта, когда речи, что вел мастер Шерлок, были весьма интеллектуальны, его родители внезапно для себя осознавали, каковы его умственные способности. Холмсы часто могли отрицать этот аспект их второго ребенка, они бы предпочли, чтобы он был веселым, озорным мальчуганом. Благодаря занятиям со старшим братом, мастер Шерлок развил в себе невероятное умение контролировать свой могучий ум. В его натуре было располагать к себе окружающих , и он часто скрывал свой интеллект – когда вы понимали, как совершенно он это делал, у вас просто захватывало дыхание.
Я услышал, как мистер Холмс тяжело опустился на стул.
- Полагаю, ты в любом случае убежишь, не подчинившись этому требованию.
- Если будет стоять вот такая же прекрасная погода, то я определенно буду убегать из дома так часто, как только смогу. Скорее всего, через окно моей спальни. Для этой цели я спрятал в своей туалетной комнате длинную веревку, хотя еще не пробовал спускаться по ней из окна. Но если вы заберете у меня веревку, сгодятся и простыни. Конечно, можно пройти через парадную дверь, через оранжерею или через кухню, когда там никого не будет, хотя все эти пути не так привлекают меня, как первый. На самом деле, есть бесчисленное множество способов выйти из дома.
Честность мальчика была столь же поразительна, как и его нежелание следовать правилам, которые ему не нравились. Это была самая большая его вина, являвшаяся постоянным источником неприятностей, в которые он попадал – он всегда в первую очередь делал то, что хотел, отодвигая на второй план все правила и законы. Если при очередной такой неприятности между ним и родителями мог быть достигнут компромисс относительно подобных случаев, то прекрасно; в противных же случаях, таких, как запрещение играть с мячом в доме, он продолжал игнорировать родительский запрет. А тот факт, что мальчик был очень добрым и любящим, так же, как и его родители, наводил всех на мысль, что его поведение никому не причинило бы вреда, кроме, разве что, его самого или домашнего убранства и мебели. Однако, при всем его добродушии, его определенно труднее было контролировать, нежели Майкрофта, который не обладал ни его энергией, ни этой склонностью к наведению беспорядка, особенно, когда он стал старше и сдержаннее.
Тут впервые подала голос его мать. Думаю, она решила, что сейчас будет весьма полезно сменить тему разговора.
- Шерлок, если ты не выходил из туннеля через дверь в конюшне, то, как же ты выбрался оттуда?
Я мог себе представить, как загорелись глаза мастера Шерлока, и его голос выдал возбуждение, которое он сдерживал – надо отдать ему должное, ибо это могло еще больше бы воспламенить его отца.
- Я выбрался через старый колодец у коттеджа Денкинса, - и он добавил, - я так и думал, что выход будет именно там.
Мистер Холмс хранил молчание.
- В самом деле? Ну, расскажи нам о своих приключениях, - спокойно сказала его жена.
- Папа? – спросил мальчик.
Голос мистера Холмса звучал устало.
- Делай, как просит мама, Шерлок, - сказал он.
И мастер Шерлок быстро заговорил:
- Конечно же, я знал про туннель; когда я первый раз оказался на кухне три года назад, миссис Уинтерс рассказала мне, что находится за этой дверью. И я больше о нем не думал до нынешнего года, когда у меня проснулся к нему интерес. Приходя на кухню, я заметил, что дверь заперта на висячий замок и замок заржавел, хотя при близком рассмотрении оказалось, что он в рабочем состоянии. Я подумал, что ключ, наверное, находится у папы, и как-то раз, когда он открыл ящик своего стола, я увидел там большой ключ и он, явно, был ровесник замку. На следующий день тайком, я смог вытащить ключ из ящика и убедился, что ключ легко открывает замок. Затем я вновь закрыл его, убрал ключ обратно в ящик и стал ждать, когда потеплеет, чтобы совершить свою экскурсию.

Я понимал, что дверь в заднем стойле это предполагаемый выход из туннеля и она, очевидно, заперта со стороны туннеля, так как со стороны конюшни на ней не было ни ручки, ни запора. Но мне показалось, что это не очень подходящий выбор для конечной точки пути. Так как в конюшнях были лошади, то ворвавшись в дом своего врага, любые захватчики сразу двинулись бы туда, чтобы завладеть средством передвижения и не дать никому сбежать. Часто конюшни поджигали, и они быстро сгорали – деревянные стойла и солома, служащая одновременно и едой и подстилкой для лошадей. Если вы сознаете, что на дом должны напасть и хотите благополучно добраться до своих лошадей, прежде, чем непрошеные гости, то нет никакой необходимости в подземном ходе, проще выбежать из дома и бежать конюшням. Нет, нет, если был выкопан этот туннель, то это потому, что наш предок боялся внезапного нападения преобладающего числа врагов, когда внутренний подземный ход будет единственно возможным способом бегства. Тогда мне подумалось, что было бы крайне глупо сделать выход из подземного хода в конюшне и оказаться в руках врагов, если они ринутся туда, чтобы захватить лошадей, или попасть в самое пекло подожженной конюшни, и я решил, что это был нарочитый обман.

И я пришел к выводу, что логично было бы, если бы настоящий выход находился бы на некотором расстоянии от дома. Я бродил по поместью и наткнулся как-то на старый сломанный колодец у коттеджа мистера Денкинса, оба они были в крайне ветхом состоянии, пока твой дед, папа, не начал восстанавливать коттедж. Колодец остался в том состоянии, в каком и был, и им никто не пользовался. Как может быть, вам известно, он не очень глубокий и в нем находится лишь дождевая вода да та, что образовалась от таяния снегов. Я не слышал, чтобы им когда-нибудь пользовались, даже во времена прадедушки. Я осматривал там пни, булыжники, лежавшие по краю сада, но мысленно почему-то все время возвращался к колодцу. Кажется, у меня появился какой-то инстинкт в таких делах, как у Майкрофта. На внутренней стороне кирпичной кладки колодца были какие-то железные скобы. В марте я спустился туда футов на десять, пока не достиг воды. Я не увидел ничего существенного.
- Существенного? – спросил его отец.
-Каменщик, строивший колодец был левшой и поэтому выполнял свою работу довольно нестандартно.
- О… Отлично.
Мистер Холмс не спросил, как об этом узнал его сын, и мастер Шерлок не стал об этом говорить.
- И когда мне сегодня представилась возможность войти в туннель, благодаря внезапному подстрекательству со стороны Ноя, то я ей воспользовался. Я знал, что вы оба греетесь на солнышке с Меткалфами, миссис Уинтерс вышла передохнуть, а ее помощница, Мэрриан, ухаживала за своей больной матерью. Я бросился наверх, взял ключ и отпер дверь. Зажег свечу и прихватил с собой еще немного свечей про запас и еще спички; в другой карман сунул ключ. Я знал, что, несмотря на свое бахвальство, Ной не пойдет за мной, но все равно двинулся вперед. К счастью, Дейзи была на лужайке рядом с вами, так как я не хотел, чтобы она пошла со мной. Если я был прав, и выходом служил колодец, то Дейзи не смогла бы взобраться наверх по железным скобам.

Я знал, что ходили слухи об ответвлениях от главного пути, которые вели к различным опасным и роковым ловушкам, и, двигаясь вперед, я призвал на помощь всю свою наблюдательность, анализируя каждый участок стен, потолка, земли под ногами. Сейчас я рассказываю вам это спокойно; ибо все мои страхи испарились теперь, когда я чувствую под ногами твердую землю и тепло солнечных лучей. Но я не хочу, чтобы создалась ложная картина, что я был смелым и готовым ко всему. Хотя у меня, кажется, и есть тяга к захватывающим приключениям, не могу сказать, что я совершено бесстрашен. Хотя это может лишь усилить ваши переживания и гнев, я не стану притворяться; все время, пока я был там, мне было очень страшно.

Мне не понравился туннель; сырость, холод и темнота, окружавшая одинокое пламя моей свечи, создавали зловещую атмосферу замкнутого пространства, которая гнетуще действовала на мои нервы. Пол и стены были земляными, и лишь деревянные балки, отстоявшие друг от друга на ровные промежутки, не давали земле осыпаться. В земляных стенах я часто видел червяков. Признаюсь, что несколько раз я был близок к тому, чтобы признать свое поражение и повернуть назад, но удержался. Однако, я преисполнился уважением к людям, работающим в таких ужасных условиях в шахтах и рудниках, чтобы заработать себе на жизнь.
Я бы с радостью побежал, но не делал этого , боясь, что на бегу неизбежно попаду в какую-нибудь ловушку. Через тринадцать минут по моим карманным часам я оказался у двери, о которой говорил папа, когда он вышел из туннеля. Это была массивная деревянная дверь; ключ, который у меня был, подошел и к ее замку. Повернув в нем ключ, я смог открыть дверь, сделав это , я вытащил ключ из замка, думая, что он мне может понадобиться , чтобы открыть еще какие-нибудь двери. Дверь захлопнулась, и замок защелкнулся. С моей стороны было глупо не воспользоваться чем-то, чтобы не дать ей закрыться. Никакого способа открыть дверь не было; я был совершенно один.
Я продолжил свой путь, мое сердце стучало так сильно, что мне казалось, что я слышу рокот барабанов наступающей армии противника. Через несколько минут я увидел развилку. Мне совсем это не понравилось – я надеялся, что слухи о ложных дорогах и ловушках были лишь химерой, чтобы избежать нежелательного вторжения домашних слуг и каких-нибудь визитеров. Я снова всерьез пожалел о своем порыве пройти через туннель.
- Что, снова? – спросил его отец, в голосе которого звучал явный сарказм.
- Да, папа, снова. И я понял, что там под землей очень трудно ориентироваться, до сих пор на дороге мне не встретилось никаких поворотов или изгибов. Так как левая тропа должна была привести меня к колодцу, а правая, очевидно, к каретному сараю, то я решил пойти по левой. Не было никакого чертежа или плана, который помог бы мне принять решение. Я пошел налево и тут же наткнулся бедром на камень. Я зашатался и упал; свеча потухла, упав наземь. Не думаю, что когда-нибудь я действовал так быстро, как тогда, зажигая новую свечу, и я возблагодарил небеса за то, что взял с собой запасные свечи. Фитиль той, что упала, был покрыт грязью, и не думаю, что мне хватило бы присутствия духа, чтобы в кромешной тьме очищать его и попробовать зажечь снова, пока я окончательно не поддамся своему страху. С зажженной свечой в руке я встал, пнул, что было сил камень, на который наткнулся, и проследовал дальше уже быстрее и совсем не так рационально, как начал свой путь, не взирая уже на то, были на моем пути какие-то ловушки или нет.
Как я и ожидал, на моем пути не встретились никакие ловушки. Какая семья , спасаясь бегством и боясь за свои жизни, стала бы подвергать себя опасности , расставляя у себя на пути ловушки, которые могли бы замедлить их побег и возможно привести к роковым последствиям, от которых они собственно и спасались? Может, этих ловушек не было там до этого, и они были расставлены лишь во время побега? Но я подумал: неужели в такой опасной ситуации эти люди остановились бы для того, чтобы вырыть ямы и расставить ловушки с шипами или нести с собой капканы для животных, вместо того, чтобы взять с собой больше одежды, денег и ценностей? Нет, это было бы крайне неразумно. Таким образом, я убедился в том, что все эти ловушки были умышленной фальсификацией, так же, как и полчища голодных крыс.
- Я нашел в туннеле крысу, - сказал мистер Холмс.
- Ты… ты нашел? – воскликнул Шерлок и его детский голос зазвучал при этом еще на несколько тонов выше, чем обычно.
- Да, она побежала в кухню, где Брюстер загнал ее в комнату слуг. Послали за Денкинсом, чтоб он убил ее.
- Слава богу, что я ни одну не встретил… Если б такое случилось, я бы наверняка потерял самообладание.
- Пожалуйста, продолжай, дорогой, - быстро произнесла миссис Холмс.
- Ну, вот… прошло приблизительно еще минут пятнадцать прежде, чем я дошел до третьей двери; ключ подошел и к ее замку. Я открыл дверь, но в этот раз подложил камень, чтоб не дать ей закрыться, хотя делать это в тот момент уже не было особого смысла.
Я прошел несколько футов и смог разглядеть закругленную кирпичную стену, через которую сочилась вода; слева от нее , с земляной стены свисал старый железный молот. Здесь определенно было холоднее и на земле виднелось множество луж. Если я был прав, то это была стена колодца, и ржавый, но вполне еще годный молот предназначался для того, чтобы нанести удар по камням и, таким, образом , выйти на свободу.
Однако, в этом старом плане была одна проблема – мне не хватило бы ни сил, ни роста, чтоб поднять этот тяжелый молот и со всего маху ударить им по стене. Я обследовал ее и обнаружил, что в центре есть место , где кирпичи , видимо, были вынуты, а потом поставлены на место лишь с весьма тонким слоем строительного раствора – я понял, что сюда и надо было ударить. Я закрепил свечу в канделябре, который увидел на стене. Гораздо больше боясь того, что не выберусь из этого ужасного туннеля, нежели того, что поранюсь, я поднял молот и держал его перед собой, как таран. Отойдя на несколько шагов, я бросился к стене. Я нанес по ней удар, от которого у меня свело зубы, и мне удалось несколько сдвинуть кирпичи. Я повторил этот процесс три или четыре раза, пока кирпичи не выпали из стены, и оттуда на меня хлынула вода.
Я отступил, но поскользнулся и упал, окончательно вымазавшись и вымокнув. Вода перестала течь, и я побежал к колодцу, и, помогая себе то руками, то молотом, вытащил достаточное количество кирпичей, чтобы я смог выбраться из туннеля . Проникший сверху солнечный свет принес мне огромное облегчение и согрел мое продрогшее тело. Я схватился за металлические скобы и по ним смог выбраться наружу.
Через минуту я уже радовался прекрасному весеннему дню, а потом побежал со всех ног к кухне. И пока я бежал, у меня было время задуматься о том, что происходило в Хиллкрофт Хаусе. Я представил, как миссис Уинтерс вернулась к обезумевшему Ною и узнала о моем проступке; затем она сообщила об этом Брюстеру, который в свою очередь рассказал об этом вам. Я представил, как все вы побежали к кухне и, наверное, потом к вам присоединился и мистер Денкинс, работающий в саду. И потом я подумал, что папа, наверное, послал его и мистера Уилкокса к двери в конюшне, в то время, как все остальные остались ждать в кухне. Когда я увидел нить, привязанную к ручке двери, и что на кухне были все, кроме тебя, папа, я понял, что ты пошел за мной и вернешься, когда дойдешь до первой запертой двери. И понял, что свет свечи, который я увидел, предвещает твое появление. Вот все.
Он сделал паузу.
- И все же мне интересно, куда ведут другие ответвления от главного пути…
Его отец встал.
- Если ты когда-нибудь… - начал он угрожающе.
- Pace,Pater,- по латыни перебил его сын. – Как я уже сказал, мне отнюдь не понравилось пребывание в туннеле. Я достаточно удовлетворил мою любовь к опасностям и мое врожденное любопытство , и я никоим образом не собираюсь заходить в этот ужасный туннель снова.
- Хорошо. На том и порешим, - подытожил мистер Холмс.
За этим последовала пресловутая Шерлокианская Пауза, как я называл это про себя.
- По крайней мере, в ближайшее время, - добавил мальчик.
Его отец издал звук, похожий на тот, что бывает, когда тяжелая штора полощется под ударами пронизывающего ветра.
- Он, по крайней мере, честен, дорогой, - произнесла миссис Холмс, пытаясь успокоить своего раздраженного супруга.
На следующий день в помощь мистеру Денкинсу дали Хэнка Коттера и еще одного человека с тем, чтобы они заполнили старый колодец большими камнями. Мистер Холмс распорядился, чтобы мастер Шерлок весь день наблюдал за этой их работой. «Он наполнен камнями» - так сказал мистер Холмс своему сыну, когда эта работа была закончена, как сообщил мне потом Денкинс.
Несколько дней спустя из Ричмонда пришла повозка с кирпичами – и трое рабочих замуровали вход в туннель, возведя в коридоре стену высотой в два фута. Мастеру Шерлоку было приказано наблюдать за тем, как они работают.
- Мощная кирпичная стена. С огромным количеством известкового раствора, - сказал мистер Холмс сыну по окончании работ. Потом дверь в проход была закрыта и по краям также покрыта раствором. – Дверь скреплена раствором, - снова констатировал мистер Холмс.
И наконец, в последнем стойле конюшни поверх деревянного пола положили кирпичный и сверху положили ряд больших камней.
- На кирпичном полу сверху еще и камни, - снова указал отец сыну. – Просто на всякий случай.
- Вот так вот, - с победным видом сказал мистер Холмс и пошел прочь, потирая руки.
- Но теперь мы никогда не узнаем… - воскликнул вслед ему сын.
-Точно, - ответил отец.
Могу сказать, что мистер Холмс был еще несколько недель чрезмерно доволен собой, выкурил большое количество сигар и даже читал вместе с женой какую-то пьесу. Это был первый раз, когда он действительно одержал верх над одним из своих сыновей и, вероятно, то, что он сделал, досадило мастеру Шерлоку гораздо сильнее, чем это могли бы сделать месяцы изоляции в стенах дома.

@темы: Детство Шерлока Холмса, Шерлок Холмс, перевод

16:32 

Новые находки с фейсбука







@темы: Джереми Бретт

17:15 





Решила подробнее написать о "Трещине в линзе".
Значит, книга начинается с того, что Шерлок с родителями возвращается из Франции, где они какое-то время жили по рекомендации врачей, потому что он был болен.Причем дело было настолько серьезно, что ему до сих пор не разрешают выходить из дома в холодную погоду. Приехав в поместье, он отправляется на конную прогулку и где-то на лоне природы встречает местную девушку Вайолет Рашдейл. Он сначалп принял ее за браконьера, потому что она охотилась на кроликов.
Еще раз скажу, что девушка говорит на каком-то местном диалекте. Может, я, конечно, сама несколько невежественна относительно некоторых слов и выражений, но не имея под рукой словаря, въехала не сразу)) "Да" звучит исключительно, как "aye", ты -thou и так далее. Потом Шерлок сам пытался научить нормально говорить одного местного парня и сказал, что с таким диалектом в приличный дом его никто не примет на службу. Я попробую привести цитаты, но обойдусь без диалекта, наверное))

" Он сделал еще один шаг по направлению к ней.
- Что у вас там? - спросил он.
Она посмотрел на добычу, которую держала в руках, потом откинула голову назад и воскликнула:
- Кто вы такой, что спрашиваете?
Шерлок подошел к ней, держа под мышкой собственное ружье.Его пес молча следовал за ним.
- Сын сквайра, - спокойно ответил он.
По ее лицу скользнула тень сомнения и она засмеялась.
- Вы не очень-то похожи на Холмса. Уж наверняка, вы не Шерринфорд, и ни Майкрофт.
- Шерлок, - сказал он.
- Шерлок? - повторила она и снова засмеялась. - Но сквайр уже давно увез больного мальчика во Францию.
- C'est vrai, mademoiselle, но сквайр уже вернулся и я, в самом деле, Шерлок Холмс.
Она окинула его скептическим взглядом. Он был около шести футов ростом и очень худой. Выступающий вперед решительный подбородок и тонкий орлиный нос придавали ему решительный и самоуверенный вид. Который и делал его похожим на старших братьев.
- Я думала, что вы гораздо моложе, но все может быть, - пожала она плечами.
- Что ж, чудесно, - сказал Шерлок с улыбкой, - но теперь вы имеете надо мной преимущество...
Тут она откинула капюшон скрывавший ее длинные черные волосы и половину лица.
- Вайолет. Вайолет Рашдэйл
."

Включу сюда несколько цитат чисто для атмосферности.

Позднее Шерлок узнал, что после смерти матери отец Вайолет запил и частично тронулся умом, поэтому практически перестал вносить арендную плату и на плечи девушки легла непомерная ноша. Чтобы внести арендную плату она распродала почти всю обстановку в доме, драгоценности своей матери. Причем видимо, ей еще и немного пошел на встречу Шерринфорд Холмс, который управлял поместьем, пока сквайр был во Франции.

"Когда сквайр Холмс вошел в комнату, первое, что привлекало взгляд, было не его хромота, а его огромный рост. Возможно, в старину его бы назвали гигантом. В нем было больше шести футов росту, и он походил на быка и размерами, и темпераментом.Со своими широким плечами и объемной грудной клеткой он возвышался над другими мужчинами, и его глубокий громоподобный голос заполнял собой всю комнату. Голова сквайра также была огромной, а черные, как смоль, волосы и борода, обрамляли ее, подобно гриве какого-то большого черного льва.Взгляд серо-голубых глаз был холодным и оценивающим.
Хромота, напоминавшая о военном прошлом сквайра, нисколько не умаляла его величественного вида, ибо невзирая на нее, он держался прямо и имел твердую поступь, и она делала его вид лишь еще более грозным. Он считал, что никто не будет делать ему снисхождения из-за его увечья и сам он никогда не делал никому снисхождения, насколько бы слаб не оказывался тот или иной человек.
Но женщины, в философских взглядах сквайра Холмса, исключались из общего правила. Он считал женщину непонятным существом. Но она была меньше и слабее и к тому же играла существенную роль в продолжении рода. Поэтому он считал, что женщинам следует оказывать покровительство и терпеть их причуды, какими бы странными они не казались.
- Как твои успехи в игре на скрипке? - спросил он Шерлока.
- Они довольно скромные, отец, - ответил тот, осторожно опустив инструмент.
- Вот как? Но в некоторых вещах мы должны потакать желаниям твоей матери. Тебя ожидают более серьезные уроки. Я нашел преподавателя, который будет готовить тебя к поступлению в университет. Сегодня я получил от него ответ. Он принимает мое предложение и приедет сюда вскоре после майских праздников. У этого человека гениальные математические способности. Он как раз тот, кто тебе нужен и сможет дать тебе твердые базовые знания по математике, необходимые для будущего инженера, - сказал сквайр. И не говоря более ни слова, прихрамывая , вышел из комнаты
"

Далее Шерринфорд объявляет о своей помолвке с Амандой Кортни. Шерлок снова встречается во время своих прогулок с Вайолет и между ними появляется симпатия. Честно говоря, это походит на какую-то разновидность Ромео и Джульеты. И совершенно неосознанно, но в этот образ очень вписывается молодой Джереми Бретт из "Моей прекрасной леди", к примеру. Шерлок довольно пылкий молодой человек, в некотором роде беспечный и у меня сложилось впечатление, что Вайолет знает о жизни гораздо больше , чем он. Ну и поведение там у него пока совсем нехолмсовское)) - сплошные объятия и поцелуи.

Приезжает профессор Мориарти и начинает заниматься с Шерлоком. Потом к предстоящей свадьбе Шерринфорда приезжает и Майкрофт, который уже занимает какой-то небольшой пост на государственной службе. А потом постепенно начинаются проблемы.

"Мориарти хорошо знал свое дело; порой он раз за разом требовал повторить пройденный урок прежде, чем переходить к следующему; и упрекнуть его было не в чем. Нельзя было упрекнуть его и в недостатке знаний или ума, нельзя было обвинить в резкости или грубости. Он бы очень мягок и вежлив в своих требованиях. Настолько вежлив, что вскоре снискал расположение всех домочадцев. Мало, кто мог отказать ему в просьбе и малейшие его прихоти всегда выполнялись. Казалось даже, что профессор способен влиять на сквайра. Такое развитие событий несколько обеспокоило Шерлока, ибо прежде он никогда не видел, чтобы кто-то мог манипулировать волей отца. Но во всем остальном профессор был милейшим и добрейшим из людей."

Но мало помалу профессор становится все более требовательным, его уроки вдруг становятся все более продолжительными, Шерлоку все труднее и труднее выкраивать время для встреч с Вайолет. Там есть такой момент, что родители уезжают уже после свадьбы Шерринфорда в Лондон вместе с Майкрофтом и дома остаются лишь Шерлок и профессор. Я, честно говоря, думала даже, что случится какая-нибудь мерзость, но все кончилось тем, что ... нашла коса на камень : Мориарти завалил Холмса уроками)) Да так, что тот бедный чуть ли не голодный сидел, потел решал задачи и переводы переводил с греческого)) Со свиданиями естественно облом случился. А потом Мориарти еще и пожаловался родителям. Типа, умный у вас мальчик, но ленивый. А отец и так был не в восторге от младшего сына и поставил его в угол запретил ему гулять, кататься на лошадях и играть на скрипке, а чтоб сидел и занимался. А Шерлок в свою очередь пожаловался Майкрофту

Ну, а остановилась я вот на чем:

"В субботу профессор Мориарти вернул Шерлоку задание по математике, которое он отдал ему накануне. Профессор сделал на нем пометки, указав на ошибки.
- Пожалуйста, исправьте ошибки и перепишите задание заново.
Шерлок начал изучать свою письменную работу. Он был озадачен.Он не мог представить, что сделал такие ошибки, не мог поверить, что мог их допустить, они были просто глупые. Он тщательно стал все проверять, перевернул лист и поднес его к свету.
- Ну что, мастер Шерлок, ведь никаких проблем? - сказал Мориарти сладчайшим голосом.
Шерлок, онемев, посмотрел на своего учителя. Он и представить не мог, что Мориарти способен на такое. Он вновь рассмотрел свою работу на свет. В нескольких местах 1 была исправлена на 7,3 на 8, 4 на 9 и 7 на 9. Некоторые буквы и знаки также были изменены. Все это было сделано очень аккуратно и можно было заметить лишь при близком рассмотрении.
- Вы изменили мои ответы!
- Боже мой, ну что вы такое говорите? - сказал Мориарти, казалось бы искренне обеспокоенный. - Вы забыли, что написали? Надо сказать, что я был удивлен таким количеством ошибок, такого я не ожидал...
- Вы подделали эти ошибки! - Шерлок Холмс, выходя из себя, взмахнул злополучным листом.
- Ну, мастер Шерлок, вы думаете, кто-нибудь в такое поверит? - мягко сказал Морриарти с приторной улыбкой.
-Я не позволю манипулировать собой подобным образом! - сказал Шерлок и вышел из комнаты, скомкав в руке подделанное задание
"

@темы: Джереми Бретт, Трещина в линзе, Шерлок Холмс

14:08 


Решила коварно привести цитату из большого фика, который даже не знаю, когда буду переводить. Наткнулась на нее случайно (это я, типа, перевожу свою книжку) и не смогла удержаться.

"- Как вы можете быть в этом уверены? - спросил я, хотя знание его методов позволило мне почти точно угадать его ответ.
И я с радостью бы выслушал все, что он скажет, даже если бы мне заранее было известно каждое слово. Меня очаровывали его логические выводы, и когда я считал его мертвым, то описывал их по памяти;и находил горькое утешение, вспоминая его голос и изумление, которое я испытывал, наблюдая за стремительным полетом его мысли.
И сейчас, всякий раз, когда он раскладывал перед моим взором новую цепочку своих наблюдений, то казалось, что я только теперь до конца понял, как сильно тосковал по нему."


Автор Waid Бал-маскарад

@темы: фанфик, Шерлок Холмс, Джереми Бретт

11:40 



Все-таки я совершенно несобранный и безответственный человек - собралась по возможности посвятить день переводу и постараться добить в ближайшее время эту ужасную главу - так нет, сижу роюсь в фотках, дневниках, клипах, бог знает , в чем еще, но только не занимаюсь тем, чем нужно.

Читаю потихоньку "Трещину в линзе". Не скажу, что я в восторге. Читаю абы как, без словаря и это, конечно, совсем не хорошо, потому что автор к тому же еще решил использовать здесь некий диалект у отсталых, так сказать, слоев населения. Кухарка и девушка, которая нравится Холмсу, говорят так, что я порой только догадываюсь, о чем идет речь, даже если они говорят самые простые вещи. Кроме того, я оказалась двоечницей - Холмса готовят не к школе, а к Университету)). Соответственно лет ему совсем не двенадцать)).Отец хочет, чтобы он стал инженером, если не ошибаюсь, это прямая отсылка к Барринг Гоулду.
Приезжает профессор Мориарти. Он уже здесь похож на паука, а ушлый Холмс спрашивает себя, с какой радости столь именитый профессор решил посвятить себя обучению младшего сына сквайра. Причем, профессор тут - универсал, собирается заниматься с Холмсом еще и по другим предметам - греческому, латинскому, естественно, математике и астрономии, в которой Холмс канонично оказывается полным профаном.
Радуюсь, когда действие происходит в поместье, потому что язык местного населения понять почти невозможно))
***
На этой неделе сделала еще одно приобретение.

Штука довольно сомнительная - этот Маркум уже выпустил "Холмс вдали от дома" и "Холмс до Бейкер-стрит".Первая еще ждет своего часа, а про вторую я уже писала - это очень большое разочарование. Но мне все-таки неймется. Сначала заказала четвертую часть этого сборника, потому что там было что-то интересное, но она еще в процессе, а потом вот первую. Решила, что если не куплю, все равно буду мучиться сомнениями.Полистала, книга толстая, и вроде рассказы не совсем сухие. По крайней мере, местами там встречается что-то интересное.
Буржуи - люди восторженные -про ту книгу, что мне не понравилась, продолжают писать восхищенные отзывы. Может, я чего не поняла? Попробую потом к ней вернуться.
Но часто по тем же холмсовским пастишам бывает примерно вот такая картина в отзывах:
А.: Прекрасная книга, словно читаешь Дойля, невозможно оторваться!
Б: Зря убил время, книга не имеет никакого отношения к Шерлоку Холмсу. Автор совершенно не знаком с Каноном. Никому не советую покупать.
И это об одной и той же книге))

@темы: книжки, Шерлок Холмс, Джереми Бретт

11:05 

Всем доброго утра!

Как обещала))



Сразу хочу сказать, что вряд ли много найдется совсем уж редких фоток. Я специально очень придирчиво выбирала с чего начать. Фотка неидеальная, поскольку с Ebay, но вроде как редкая.Уперта с фейсбука.
Изначально фотки с Джереми меня интересовали в довольно меркантильном плане. Открыв для себя мир фанфиков, я решила сделать для себя , типа, книжку с иллюстрациями откуда не попадя)) И сначала это были фотки из нашего фильма с Ливановым. Потому что он "лучший в мире Холмс". Потом, когда я поняла, что это не совсем так, то переключилась на Гранаду и собирала фотки, которые могут мне пригодится. Поэтому большая часть моих фоток - это Гранада в самом разном качестве, далее коллажи, в основном, из той же Гранады, книжные иллюстрации, ну и потом я уже переключилась на фото самого Джереми, но в основном они всем известны. Но последнее время натыкалась на кое-что новое, чем в ближайшее время и поделюсь, включая кадры из фильмов и кое-какие коллажи.

***
Утро началось бурно. Начальство опять в отпуске и я рассчитывала доперевести хотя бы за рабочую неделю несчастную огромную главу "Детства ШХ". Там сплошные детские забавы, это какой-то викторианский вариант "Вити Малеева в школе и дома")) Наверное, я все-таки не очень такое люблю, поэтому временами шло со скрипом
Так вот, подхожу я утром к своей двери , а меня уже ждет клиент, довольно вредная дама, что не удивительно, так как не так давно ей пришлось ждать меня часа три, потому что руководство внезапно отправило меня в центр. Ну а ей, видно, везет по жизни, потому что на этот раз у меня не было света. Короче все утро я пробегала,металась между электриком, бухгалтерией и клиенткой и в результате опять надавали поручений, так что плодотворная неделя без начальства уже под вопросом.
***
В выходные мне опять таки приснился Холмс. На этот раз в виде портрета. Причем это снова не был ни один из актеров, а видимо именно тот Холмс из детства, что создался у меня в подсознании еще до просмотра разных его киновоплощений. Наверное, это была смесь из Рэтбоуна, Джереми Бретта и Ричардсона, если можно такое себе представить.
***
А я начала потихоньку читать "Трещину в линзе". В начале показалось, что тяжеловатый язык, но это больше от кучи новых слов в плане описания природы.Наверное, буду делиться впечатлениями от прочтения, потому что эту книгу вряд ли буду подробно переводить, хватит с меня и одного варианта детства Холмса)). Если честно, то взялась я за эту книгу потому, что у нее есть продолжения о жизни Холмса в Университете (тема довольно редкая) и еще более редкая тема Холмс - актер.Несмотря на существующие теории, мне она представляется отчасти спорной и захотелось почитать об этом что-то членораздельное.
Автор, явно, хорошо подкован в плане теорий, потому что, по-моему, тут есть что-то и из Реннисона и из Барринг Гоулда, хотя надо, наверное, почитать поподробнеее, что у них написано на этот счет. Помню, что мне как-то очень не понравилась теория, что Холмс колесил с родителями по Европе, если я не ошибаюсь.
Так вот, здесь Холмс уже явно не малыш, его называют молодым человеком, но поговаривают о его отправке в школу. Судя по всему, ему как минимум лет двенадцать. Он здесь не явный вундеркинд, хотя обладает известными способностями.Правда, отец уже сомневается, что из него выйдет что-то путное.
Болезненный мальчик со слабыми легкими, только что вернулся вместе с родителями из Франции, куда они ездили именно из-за его здоровья. Здесь братьев трое, присутствует еще и небезызвестный Шеррингфорд Холмс, старший брат, с полным отсутствием способностей к дедукции и анализу, зато наследник поместья.
Вообще эта версия более отвечает теории Джереми. Довольно холодное отношение родителей, и , по всей видимости,юношеская любовь. Интересно, что еще здесь видимо будет использована теория, что Мориарти был учителем Холмса. Пока довольно неплохо, кажется, написано очень художественно, насколько я могу понять))

@темы: про меня, книжки, Шерлок Холмс, Джереми Бретт

21:56 

Найдено на фейсбуке

Сначала нашла эту статью, потом потеряла. Опять же искала полдня




Конечно, куски, но что есть, то есть

@темы: Джереми Бретт

02:21 

Иногда происходят очень странные вещи. Прямо скажем, удивительное рядом.
Руководству Фейсбука не понравилось фото обнаженного по пояс Джереми Бретта... Приведу здесь эту запись

Maureen Whittaker:


In response to several alerts over the last couple of weeks, may I ask you all to take care with your posts and consider if it is respectful to Jeremy and to everyone else. What we might think it fine is obviously of some concern to the Facebook Team. I have approved all of these pictures but we might not always be allowed to keep them. I think Facebook is responding to criticism in the media about its lack of involvement in some areas so it is taking more care

Bhanu Pratap:

What happened?

Maureen Whittaker:

Facebook seems to be overreacting but it is always advisable to be forewarned. And to take care

Daisy Chambers:

I don't get it..what's the worry about these pictures?

Maureen Whittaker:

They are reacting to pictures of him without a shirt <3


Daisy Chambers :
Oh I see.. well there's worse than this on Facebook!


Bhanu Pratap :

Are they serious?

Lise Maria Jørgensen :

What??? What about all the half naked women all around facebook???


Julia Notte-Karwas:

Thank you Maureen. We will be careful.

Oh Spirits 😳 I cannot believe the team have been annoyed by this ... how hypocrite from a society who use stereotypical and often degrading representations of women in ads and medias so easily and without second thoughts... * sigh *

I am agree with one thing though... respect, for everyone and everything, must be the only way of behave...

Вот собственно эта фотка. В принципе довольно известная


И что бы вы думали? Фотку удалили

@темы: Джереми Бретт

13:08 

Возвращаясь к недавней годовщине Джереми Бретта захотелось поделиться вот этим посвящением, которое , наверное, выражает наши общие чувства
Нашла это вот здесь

astronbookfilms.tumblr.com/post/165319707956/ta...





I missed all of yesterday, and I really have nothing new to contribute that’s Jeremy Brett-related–I don’t make shell mice, or puppets, or even GIFs . I did sort of spend the summer creating a monument to him in episode reviews (The Best And Wisest Adaptation I Have Ever Known). I have nothing new to add, really; I just wanted to stop and talk about him for a minute.

Well, I say “him.” I did not know the actual, living, unique organic human being that was Jeremy Brett; and in a way, that’s the weirdest thing about TV and film acting. It creates a strange kind of afterlife, in which the person still seems alive, but can no longer grow or change. We have the illusion that we are somehow in relationship with Jeremy Brett the person–an illusion which, since he put so much of himself into his Holmes, is extremely strong, but no less of an illusion for all that. And yet, it’s not entirely false, because the performance can’t ever really be separated from the performer.

Anyway, this is one of the reasons that despite my agnosticism in other areas I still hold on to belief in the afterlife: I’m unwilling to let go of the belief that, after death, we know all the things we didn’t know in life, including and especially the things people thought and felt and said about us that we either didn’t know about or couldn’t take in. Like, I don’t think any of us really feel, most of the time, how loved we really are. We focus instead on the ways in which we underperform and disappoint; we fear that we are unworthy of the love we are shown, and even worse, we fear that one day it will be withdrawn. Actors feel this on a grand scale because they are ‘known’ by so many more people than most of us ever are, and because they are constantly subjected to public criticism. And for someone struggling with so many illnesses, by the end, this constant self-doubt must have been many times magnified.

So it bothers me to think that while Brett was actually living, he may not have known or understood the impact that his work as Holmes–not that the other stuff doesn’t matter, but let’s face it, the Granada series was his magnum opus–had, and would have, on the people who loved it. Despite all the struggles, despite the show’s decline after the Case-Book series, despite the weight gain and everything else. I want to believe that where he is now, he can put it all in perspective and understand: all the day-to-day work I put in, the struggle to sustain the character, the times when I just couldn’t face going back in front of the cameras, now I understand that the way it felt to me was only one part of what that work meant. I want to believe that somewhere, now, he can look at all this and say, I’m satisfied with what I did, and I can feel now how much people appreciate it.

For whatever reason, this brings to mind a passage from a fic I wrote in which Brett’s Holmes does not appear at all. It’s a Sherlock/Doctor Who crossover called “Recovery” in which Harry Watson helps Donna get her memories back. When the Doctor shows up, there’s a big argument, and Harry at one point tries to remind him of what he already knows about what death does and doesn’t mean for human beings:

“Time is not a line,” Harry repeated, drawing a globe in the air. “That means death is not the end. Somewhere in time, we’re all dead. Somewhere in time, we’re all alive….What matters isn’t when we go,” Harry said. “What matters is what we give the universe while we’re in it. Because the universe is always changing, time is in flux, right,” Harry said, beginning to pick up speed. “The universe doesn’t end. It’s always there. As long as it changes it goes on living. We add what we can to it. You make yourself a bit of color and light, as bright and as beautiful as you can be. All across time we go on adding what we can, so the universe gets richer, so there’s more change and more new and more possibility.”

And I guess this is what I want to say about Jeremy Brett and his Sherlock Holmes. Through all the ups and downs and trouble and pain he gave the universe something wonderful, something that so many of us continue to cherish even at this point in time, 20 years after it wrapped, 30 years after it began. In a medium designed to be ephemeral, that’s an accomplishment; but more than that, he gave people something to love. That seems if anything more important to me now than it did when I was in my teens and still Figuring Things Out.

So thank you, ghost of Jeremy Brett. You were there for me as a lonely teenager and there again for me in my frustrating and difficult middle age, dealing with a million things over which I have no control. Wherever you are, I hope you understand that you gave the universe something unique, something only you could have done, but which has brought new color and light into the lives of so many people you never knew.

This is a beautiful tribute.

@темы: Джереми Бретт, Шерлок Холмс

17:24 

Новые сокровища

Сегодня встала в предвкушении, что привезут мой заказ Холмсо-книг. И с утра все шло, как по маслу -я везде успевала, все у меня получалось. И с деловым поручением меня отправили как раз уже после приезда курьера. Зато, когда я вернулась, произошел облом и поперли дела, причем все скопом.
У меня работа, почти, как у Холмса - либо вообще делать нечего и я страдаю, что никому не нужна, либо я ношусь, как безумная, практически без обеда, и при этом еще происходят какие-то авралы, вот как сегодня, и я оказываюсь меж двух огней. И как при этом грели сердце мои книжки, лежавшие на краю стола. Но это я так , просто проза жизни.

Теперь насчет книжек. Заказ был вот уж точно по цене самолета, даже сказать неудобно, сколько. И мне этих денег не жалко, потому что все эти книги очень хотела. Хотя, возможно, еще и пожалею, когда перейду к подробному изучению.
Но тут я хочу сделать лирическое отступление. И все опять относительно книги Линдси Мэй, которую читаю и постоянно нахваливаю. Мне таких пастишей еще не попадалось - может, конечно, сами расследования немного и скучноваты, это будет видно, когда буду их подробно переводить, - но, на мой взгляд это самое приближенное к Дойлю произведение. Герои идеально в характере, расследования не сухие, все это проходит через призму отношений Холмса и Уотсона.
Там практически нет Мэри, лишь слегка упоминается о ней.
Холмс по-дойлевски остроумен и язвителен, Уотсон нежен и заботлив, но временами и вспыльчив - все в меру. В рассказах после Возвращения везде присутствует оглядка на Рейхенбах, они все время возвращаются к этому, не хотят, но возвращаются, даже Лестрейд, что было внезапно. Книгу уже дочитываю, и пока встретила лишь один рассказ, который, наверное, не буду переводить - это по иронии судьбы тот самый, о котором я как-то говорила - Уотсон рассказывает Холмсу о своей жизни в Сан-Франциско, даже не о жизни, а о случае, который с ним там произошел .Там не было рассказа ни о какой первой миссис Уотсон, между прочим. Рассказ не очень интересен, только лишь сама беседа Холмса и Уотсона. Все остальные рассказы просто супер! а ведь книгу купила почти от фонаря)) Так что бывает всяко.

Так вот. Самый главный раритет моего заказа



Картинку привела из интернета. Книга пришла ,увы,в неродной обложке, это оказалось репринтное издание 1989 года, но я все равно рада, потому что это толстый сборник исследований по Холмсу. Приведу некоторые названия глав "Религиозный Шерлок Холмс", "Шерлок Холмс не был взломщиком", "Шерлок Холмс - собиратель редких книг", "Не вините Уотсона", "Наследство миссис Хадсон", "Холмс- гастроном" и т.д. Короче, я довольна, как слон, но надо все изучать.



Книга на тему Холмс и религия. Где-то в аннотации Мейер говорит, что считает весь цикл про Холмса сродни Библии. Грубо говоря, книга на тему Холмс и религия. Эта тема меня очень давно интересует, так что тоже очень рада, что приобрела. А вначале сказали, что вряд ли будет. Порадовали в общем.
Ну и еще две книги - пастиши. Одна из них тоже на тему детства.



Я когда-то ей заинтересовалась, еще когда мне и не снились покупки буржуйских книг. Потом засомневалась, потому что там задействована девочка - подружка. Детская любовь , короче. Как-то мне эта идея не очень понравилась, а сейчас поняла, что хочу, тем более, что там еще есть продолжение, которое меня очень интересует.



Сейчас объясню, почему меня заинтересовала эта книга. Прочла я как-то незаконченный, но совершенно классный фик - для расследования по просьбе Майкрофта Холмс занимает место скрипача в оркестре. Начинает репетировать и дома и в театре. В общем, Холмс-скрипач... Фик был увы, незакончен, но мне очень понравился и есть у меня подозрение, что эта книга как-то с ним связана. Вот
Вот все. Буду изучать и , естественно делиться.

@темы: Шерлок Холмс, книжки, про меня

Приют спокойствия, трудов и вдохновенья

главная