Записи с темой: цитата (список заголовков)
15:17 

В связи с последней выложенной мной главой "Детства Шерлока Холмса" захотелось поделиться выдержками из одной из моих любимых с детства книг "Волшебники приходят к людям" А.Шарова. Это собственно книга о сказках и сказочниках:Пушкине, Аксакове, Астрид Линдгрен, Андерсене и ...Сент-Экзюпери. Там необыкновенный язык, очень люблю ее. Начала читать, когда еще даже не совсем понимала. И иллюстрации там сказочные - художник Н.Гольц. Возможно еще буду делиться цитатами. Ну, а пока...

Мудрость бегства



"Вспоминая детство, Экзюпери писал: ¦Бежать — вот самое главное. И в десять лет мы находили прибежище среди чердачных стропил... Внизу в гостиных болтали гости, танцевали красивые женщины... А мы тут, наверху, видели, как в раздавшиеся швы крыши просачивалась синяя ночь. Этого крошечного отверстия было достаточно, чтобы через него могла просочиться одна-единственная звезда. Сокровище взрывало балки. Быть может, звезда — это маленький твердый алмаз. В один прекрасный день мы отправимся в поиски за ним на север, или на юг, или внутрь самих себя. Бежать».
« Бежать»

Куда, зачем?

Бежать из дома — единственного твоего, — где каждый камень, каждая половица, скрипнувшая под ногами, рассказывает свое предание, а ночью гудит накаленная печь и ласковое ее бормотание входит в сон; суждены ли тебе еще такие сны...

Бежать из дома, где мама — источник всего. Бежать, чтобы вечно мечтать вернуться, даже если это станет невозможным; в войну военный пилот-разведчик Сент-Экзюпери будет просить командование все полеты к району Аннеси, в ту сторону Франции, где прошли первые годы жизни, поручать ему.

«Завтра я полечу километров на пятьдесят в вашу сторону, к Сен- Морису, чтобы вообразить, что я и в самом деле направляюсь домой»,— напишет он с фронта матери.

Он и погибнет над этой «домашней» землей, оккупированной фашистами.

Бегство — стихия детства. Только успел мастер Вишня выточить из обыкновенного полена длинноносого Пиноккио, о котором рассказано в чудесной книге итальянского писателя Коллоди, как деревянный человечек бежал от доброго своего отца. И вовсе не оттого, что он такой уж очень неблагодарный. Просто он ребенок, мальчик, хоть и деревянный.

И разве странствия — настоящие или мечта о них — входят в судьбу одних лишь деревянных человечков? Послушный Сид останется под боком у доброй тетушки Полли с ее сахарницей. А Том Сойер и Гек Финн убегут на необитаемый остров, а потом спустятся на плоту по Миссисипи, спасая от рабства негра Джима.

Принц меняется судьбою с нищим, не страшась того, что предстоит ему в новом существовании. Юноша Алеша Пешков, будущий писатель Максим Горький, начинает странствия по Руси, испытания которых он потом назовет «мои университеты».

Взрослый — речь идет о сытом взрослом, никуда не стремящемся, — войдет не спеша в предназначенную ему квартиру, оглядится и останется там навсегда: «От добра добра не ищут». Ребенок — человек, поднимающийся вверх. Жизнь ему драгоценна именно тем, что каждый день, даже каждый час она приносит новое.

Летчик Сент-Экзюпери ехал на автобусе к аэродрому и, взглянув на соседа, старого чиновника, подумал: «Никто никогда не помог тебе спастись бегством, и не твоя в том вина. Ты построил свой тихий уголок, замуровал наглухо все выходы к свету, как делают термиты. Ты свернулся клубком, укрылся в обывательском благополучии, в косных привычках, в затхлом провинциальном укладе; ты воздвиг себе этот убогий оплот и спрятался от ветра, от морского прибоя и звезд. Ты не желаешь утруждать себя великими задачами, тебе и так немало труда стоило забыть, что ты — человек. Нет, ты не житель планеты, несущейся в пространство. Глина, из которой ты склеен, высохла и затвердела, и уже никто на свете не сумеет пробудить в тебе уснувшего музыканта, или поэта, или астронома, который, быть может, жил в тебе когда-то».

В неподвижном благополучии то светлое, моцартовское, что непременно есть в каждом и должно, должно прорваться, — засыпает; оно может и умереть. Значит — бежать от убивающего покоя, от сегодняшнего своего существования к тому, чем ты должен быть завтра."

@темы: цитата, Книжки

19:13 

Случайная цитата

А сейчас хочу немного отвлечься от мистера Холмса и обратиться ...к Василию Борисовичу. Хочу поделиться цитатой, с которой начинается его историческая повесть "Агния, дочь Агнии". Повесть эту прочла в журнале "Юность" на той же даче, где нашла когда-то журналы с Холмсом:-)
- Врут они, эллины. Ну, сам посуди: стал бы Приам обрекать на гибель себя, свою семью и целый город только ради того, чтоб влюбленный его сын спал с похищенной им Еленой? Да если бы старый царь сам воспылал к прекрасной спартанке, и то, думаю, выдал бы ее Менелаю, супругу законному, перед лицом такой смертельной опасности. А эллины выдумали эту безумную историю только для того, чтобы оправдать разграбление великой Трои да еще выставить себя героями.

— Да пойми ты, варвар, история тут ни при чем. Это высокий поэтический вымысел.

— Красиво врут и с наслаждением — вот в чем беда.

— Соври лучше! — И Аримас в сердцах так стукнул молотком по готовой форме для литья, что она раскололась.

— Ваш спор, мужи, — сказал молчавший до сих пор Ник Серебряный, — легко бы разрешила любая женщина, эллинка или скифянка — все равно. Женщина бы сказала вам: не надо спорить, они сражались за любовь.


@темы: Василий Ливанов, цитата

10:24 

Случайная цитата

1893 год. Высокий, худой, сероглазый иностранец бежит, спасая свою жизнь.



Этого и следовало ожидать. Как всегда.
Человек, который может изъясняться на девяти языках — французском как родном, а итальянском и немецком достаточно свободно, чтобы ввести в заблуждение не итальянца и не немца; человек, который может вычитать опасность в царапинах на стене и в подергивании руки; человек, который просто может, если потребуется, очень быстро бегать, имеет на чужбине некоторые преимущества.
Они, однако же, не безграничны.
Он может преобразить свое лицо и тело на несколько часов, но не на несколько недель. Не получится каждое утро красить кожу соком грецкого ореха или приклеивать накладные брови при переходе через Тянь-Шань в компании двух индуистских монахов. Да еще и цвет глаз. Он бы дорого дал за возможность его изменить.
Он был исследователем, химиком, музыкантом, шпионом. Он может быть практически кем угодно — и только неприметным он, как выяснилось, оставаться не умеет. Он сменил больше имен и личин, чем в состоянии вспомнить (Гийом Ферье, Иоганнес Рейнхардт, Ханс Сигерсон), но все эти люди, совершенно не считаясь с его волей, в чем-нибудь да не вмещались в рамки заурядности. Не так уж долго они могли существовать до того, как о них начинали говорить, об этих высоких, светлоглазых, неугомонных иностранцах с их необычными талантами и дурной привычкой к совершению деяний, о которых пишут в газетах. Он даже поймал убийцу в Джайпуре и предотвратил похищение в Самарканде — едва ли мудрый образ действий для целей самосохранения, но что ему еще оставалось?

"Морская тишь и спокойное плавание"
(A translation of Calm Sea and Prosperous Voyage by w-a-i-d.)перевод Tena

Мечтаю прочитать подобный фанфик, подробно повествующий о событиях хиатуса. В этом очень хорошо показано, что Холмс эти три года провел отнюдь не на курорте

@темы: цитата, фанфик, перевод, Шерлок Холмс, Великий Хиатус, w-a-i-d

Приют спокойствия, трудов и вдохновенья

главная