Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: канон (список заголовков)
11:38 

Читаем заново канон: Установление личности

Ну вот тут мне и в самом деле сказать нечего.
Честно говоря, раньше рассказ не относился к числу любимых. Прочла его поздно - когда училась на вечернем и работала в библиотеке, мне случайно попал в руки 1 том восьмитомного собрания. Содержание мне было все знакомо, за исключением двух рассказов - "Установление личности"и "Палец инженера". Честно говоря, в восторг я от них не пришла.
Возможно еще и поэтому. Глаз особо не на чем не зацепился.
Но кое-что все-таки скажу. Мне кажется раньше, когда читала это, все воспринимала, как должное. Это сейчас поражает Холмс, говорящий, что убил бы Эванса, если бы тот убил Уотсона. Вот и здесь тоже. Не могу себе сейчас представить Холмса, разгуливающим с перстнем на руке. Конечно приходят в голову всякие объяснения, в том числе и слэшного характера. Есть одна зарисовка, которая прекрасно иллюстрирует эти объяснения, но ее выложу вечером.
Но еще здесь мое внимание привлекла иллюстрация, где Холмс загораживает Уиндибенку дорогу к выходу - прямо увидела здесь Джереми)) Довольно характерная поза.

Про перевод особо тоже ничего не скажу, кроме того, что старый был лучше и изящнее. И слова о сравнении Хафиза и Горация, на мой взгляд, неудачны - вот это "не глупее" очень плохо. Ведь он не про двух школьников говорит.
Что касается до самого рассказа, конечно, очень люблю сцену с кнутом. Наверное, жаль, что этот рассказ не сняла Гранада.
Но все-таки скажу еще раз - когда читаю вот эту новую книгу у меня впечатление, что читаю про какого-то другого Холмса, более сухого что ли, скучного, совершенно не остроумного и т.д. И мне это очень не нравится.

@темы: канон, Шерлок Холмс

22:21 

Читаем канон заново. Союз рыжих

Насчет "Союза рыжих" опять же много не скажу.
Во-первых обращают на себя внимание даты. У Дэйкина даже написано, что шерлокианцы считают этот рассказ одной из самых таинственных хронологических путаниц Уотсона. Тут вам и октябрь , и июнь. Но все-таки решили, что речь идет об октябре, хотя бы потому, что на докторе пальто.

Ну и, конечно погрешности перевода. Даже не то, что погрешности, а скорее неловкости. Например, Холмс, заталкивающий клиента обратно в кресло))

Потом, вот кстати, Дэйкин обращает внимание на такой факт, что вначале практика Уотсона находилась в районе Паддингтона,здесь же уже в Кенсингтоне, также как и квартира, видимо. И это, наверное, говорит о том, что его дела шли неплохо, раз он переехал в более фешенебельный район.

Хочу сказать, что лично мне очень не понравился весь кусок, описывающий Холмса на концерте и рассуждения Уотсона о его натуре. В старом переводе это почти песня, здесь какие-то неуклюжие описания, сделанные почти дилетантом. Иногда хочется хотя бы переставить местами слова. Так, например, смешно звучит, когда Уотсон называет Холмса умелым сыщиком.
Еще потом понравилось, что Холмс велел Уотсону стрелять на поражение, может, я не права, но по-моему, это совсем из другой оперы.))

Хочу еще поделиться открытием - Дэйкин убежден, что Питер Джонс, действующий здесь, и Этелни Джонс из "Знака четырех" одно и то же лицо, тем более, что он сам вспоминает об этом деле и о Шолто. Ну и как всегда автор недоумевает, почему Уотсон изменил здесь его имя. Кстати, Дэйкин тут же вспоминает, что оказывается Барринг-Гоулд считает Джонса Джеком Потрошителем. Он говорит об этом с улыбкой и прибавляет, что вышеупомянутый шерлокианец - большой выдумщик.

В целом, это все. Перевод ужасно неловкий, не стала останавливаться на все неудачных местах.

@темы: Канон, Шерлок Холмс, книжки

21:48 

От "Рейгетских сквайров" к "Скандалу в Богемии"

Копалась ночером где-то в тумблере. И напоролась на интересную мысль.
И «Сквайры» и «Скандал» - это херт-комфорт.
В Сквайрах это происходит на двух уровнях:
1) Холмс – болен, Уотсон бросается во Францию, чтобы позаботиться о нем, и затем везет его на отдых.
2) В процессе расследования Холмс изображает нервный припадок, который снова лишает Уотсона покоя. Позже Холмс очень душевно извиняется перед ним, говоря , что ему «было очень жаль огорчать» доктора. Так мило сохраняется динамика – Уотсон страдает эмоционально, видя, как Холмс падает без чувств; затем Холмс успокаивает его, говорит, что с ним все в порядке и это была лишь видимость.
Теперь «Скандал в Богемии».
Все ранения и опасности инсценированы, и Уотсон знает это. Несмотря на это, кажется, что этот спектакль поставлен в равной мере, как для дела, так и для Уотсона. Вот эта поставленная потасовка. Уотсон говорит, как его тронул вид Ирэн, ухаживающей за раненым Холмсом. Затем был инсценирован пожар, и это довершает для Уотсона яркий сценарий, изображающий, как с Холмсом могло случиться что-то плохое. Пожар, и , самом деле, показывает, что нам дорого.

Далее автор говорит, что он согласен с чьим-то там мнением, что в начале рассказа Холмс переживает, что Уотсон не захочет остаться. И прекрасный способ напомнить Уотсону об их близости – это дать ему возможность понять через эти постановочные опасные сцены , что ему действительно дорого. То, что он предварительно рассказывает Уотсону, что все это не взаправду , говорит о том, что Холмс понимает, если он обманет Уотсона, то это может еще ухудшить их и без того натянутые отношения. Вот так и выходит, что Холмс как бы показывает Уотсону себя в опасной ситуации, в то же время ,будучи с ним совершенно откровенен. Холмс знал, что делал. И ведь это сработало? «В ту ночь я спал на Бейкер-стрит» и «он вместе со мною отправился домой».

С интересом прочтя этот пост, я заинтересовалась мнением другого блоггера по поводу волнения Холмса вначале рассказа, о котором говорит автор. И хочу сейчас также этим поделиться.
Рассказ начинается со «Знака», где Холмс, наблюдая признаки влюбленности Уотсона в Мэри, всю ночь ходит по комнате, отказывается от еды и Уотсон переживает за него , но и только. Он совершенно неверно понимает поступки Холмса. И конец совершенно ужасен, когда Холмс говорит прямо в лицо Уотсону, что ему, по крайней мере, остается кокаин.

Далее идет «Скандал». Предоставлю слово автору.

Это, кстати, следующая опубликованная вещь и можно подумать, что это прямое продолжение того, что происходило в «Знаке». «Скандал» начинается с того, как Уотсон говорит, что его женитьба отдалила их с Холмсом друг от друга. Уотсон проходит мимо Бейкер-стрит и решает зайти. Когда он входит, вид у Холмса довольно равнодушный.

Он встретил меня без восторженных излияний. Таким излияниям он предавался чрезвычайно редко, но, мне кажется, был рад моему приходу.

«Кажется, был рад…» Это плохо. Это описание заставляет меня чувствовать, что Уотсон понимает, что все не так, но не хочет посмотреть правде в глаза. Они начинают разговаривать, Холмс делает какие-то свои выводы относительно Уотсона и т.д. Становится немного теплее.

Холмс тихо рассмеялся и потер свои длинные нервные руки.

Нервные… Холмс тихо смеется, но он нервничает. Он боится, что Уотсон сейчас снова уйдет.

Холмс начинает рассказывать Уотсону о клиенте, которого он ждет. Он сообщает все, что ему известно об этом деле и в конце добавляет: Так или иначе, но это дело пахнет деньгами, Уотсон.

Холмса же никогда не волнуют деньги. Он редко говорит о вознаграждении. Так почему он поднял эту тему сейчас? Ну… Он в отчаянии. Он не хочет, чтобы Уотсон уходил. Он готов предложить что угодно, чтобы заинтересовать Уотсона этим делом. Тут же появляется клиент.

– Я думаю, что мне лучше уйти, Холмс?
– Нет, нет, оставайтесь! Что я стану делать без моего биографа? Дело обещает быть интересным. Будет жаль, если вы пропустите его.
– Но ваш клиент...
– Ничего, ничего. Мне может понадобиться ваша помощь, и ему тоже... Ну, вот он идет. Садитесь в это кресло, доктор, и будьте очень внимательны.


I am lost without my Boswell Это классическая фраза, прекрасная цитата. Но все это не так замечательно, когда вы понимаете, что Холмс вовсе здесь не кокетничает, он потерян без Уотсона, и он прямо так ему и говорит. Он сидит на наркотиках с самой женитьбы Уотсона, погруженный в работу, свои старые книги и «навеянные наркотиками туманные грезы». Уотсон задерживается на минуту, но после того, как клиент вошел и представился, снова пытается уйти

Я встал, чтобы уйти, но Холмс схватил меня за руку и толкнул обратно в кресло.

И он остается. После того, как клиент закончил свой рассказ, Холмс желает Уотсону доброй ночи и просит зайти на следующий день.

А на следующий день? Уотсон приходит на Бейкер-стрит, а Холмса еще нет, он работает над делом. Когда он приходит домой, и видит там Уотсона, он снимает свой костюм грума и садится, явно находясь в лучшем настроении, чем все это последнее время.

Сунув руки в карманы, он протянул ноги к пылающему камину и несколько минут весело смеялся.

Он так счастлив. Он смеется из-за неожиданной роли, которую ему пришлось играть в бракосочетании Ирэн Адлер. Но я подозреваю, что еще и из-за того, что здесь доктор Уотсон. Не думаю, что Холмс пришел бы домой и несколько минут смеялся, будучи один. Вероятно, он бы просто сделал себе очередной укол. Как бы там ни было, они вместе занимаются делом и на этом абзац заканчивается.

А следующий начинается словами:

Эту ночь я спал на Бейкер-стрит.

А заканчивается:

Холмс поклонился и, не замечая руки, протянутой ему королем, вместе со мною отправился домой.

Холмсу наплевать на короля, он просто хочет уйти домой вместе с Уотсоном, а все остальное ему безразлично.

@темы: Холмсомания, ШерлокХолмс, канон, слэш

16:46 

Читаем канон заново. Скандал в Богемии

Скандал в Богемии

Пожалуй, после «Этюда» первая вещь, которая породила кучу разных мыслей. И в такой степени, что я сразу решила переключиться на что-то другое. Сейчас не уверена, что все соберу в единое целое, но все же попробую.

Начну по порядку. Вот это лирическое отступление в начале. Видимо, называть Ирэн «этой» или «той» - на усмотрение каждого. Для меня лично «та» - явная отсылка на что-то в прошлом и вообще как-то не очень хорошо звучит, хотя возможно более точно отражает смысл. Будем считать, что я консерватор, но мне все-таки больше по нраву «эта»)).
Не могу не заметить опять же странностей перевода – что это за «честолюбивые предприятия» такие? И фраза , что «его притягивал мир преступлений», мне как-то напоминает комический эпизод из «Дневников Майкрофта»)) Ну а теперь перехожу к главному пункту, на который я наткнулась. Сразу скажу, что для меня даты в каноне довольно слабое место, если не считать основных – 1854 года, 1881,1891 и 1894. Остальные стала изучать относительно недавно.

Так вот, поскольку я только сегодня вычитала у Дэйкина насчет «Пяти зернышек» и предполагаемой его даты, а также предполагаемого первого брака Уотсона, то наткнувшись на 20 марта 1888 – дату «Скандала», я полезла в оригинал канона с прилагаемыми к нему комментами. А дело в том, что у Дэйкина я сегодня вычитала, что «Скандал» имел место в 1889-м. Подумала, что он просто ошибся, полезла сейчас в соответственную главу.

Автор утверждает, что это ошибка именно Уотсона (мысль о другой миссис Уотсон просто не приходит ему в голову), и он рассуждает, что поскольку Уотсон женился в конце 1888 или в начале 1889, то март 1889 – самая подходящая дата для «Скандала». Он приводит еще один аргумент в пользу 89-го – он дал королю слово держать все дело в тайне два года – вот вам и два года – с 1889 по 1891.

Но это все я прочла сейчас, а изначально наткнувшись на дату, полезла в канон с комментами . Причем очень радует, что Барринг Гоулд давал там слово другим исследователям, а что считал он сам, держал при себе, так что про первую миссис Уотсон, я потом стала читать в другой его книге. Так что же я прочла в этой канонической книге? В каноне все , конечно, так и есть 20 марта 1888, но есть интересный коммент, в котором говорится, что это, наверняка, ошибка. Поскольку данная дата падала на вторник, а «Скандал» имел место явно в другой день недели. И что интересно – дальше идет буквально следующее – мы считаем, что это дело происходило с 20 мая, пятницы, по 22 мая 1887 года, а дальше приводится список исследователей, относящих его кто к 88, кто – к 89 году.

И самое интересное я видела сегодня еще как бы одно доказательство, но, где не могу вспомнить)). Уотсон говорит, что дверь квартиры на Бейкер-стрит вызывает у него в памяти время сватовства (это в старом переводе), а в новом он говорит о времени знакомства с невестой. Это, кажется, прямая отсылка к Мэри Морстен – я, по крайней мере, всегда раньше воспринимала ее именно так.

В этих барринг-гоулдовских комментах, кстати, приводится жуткая теория, что Ирэн не просто так умерла в расцвете лет, а что король, все же неудовлетворенный результатами, которых добился Холмс , добрался таки до нее через своих агентов. Узнав об этом, Холмс не оставил такое злодейство безнаказанным…
Кстати, насчет перевода… Меня интересовали здесь два момента – как это можно перевести на русский: my boy и знаменитое I am lost without my Boswell. Результат довольно неудовлетворительный – дружище – перевод очень вольный. В старом переводе так прямо и написали -«мой мальчик»)). А «я пропаду без моего Босуэлла» мне тоже не очень нравится.
И в конце немного не понравились эти «дражайший мистер Холмс» и «наидобрейшего вам утра». Прямо Чичиков в гостях у Манилова!

@темы: канон, Шерлок Холмс, книжки, Скандал в Богемии

16:17 

Читаем канон заново. Этюд в багровых тонах. Окончание

Об этой части много не скажу.Вернее, совсем мало.
Видимо, канон, в самом деле, надо перечитывать. Потому что для меня, например, стало открытием, что на момент "Этюда", Лестрейд служил в полиции уже двадцать лет(!). Возможно, раньше я вообще не особо обращала внимания на этот факт, потому что при первом прочтении Лестрейд для меня был просто тупым полицейским. Потом чем-то вроде помощника, стоявшим на подхвате. Типа, если что, Лестрейда на помощь))
Гранада и фанфики повысили значимость Лестрейда, и я никак не считала, что он чуть ли не в отцы Холмсу годится. В фанфиках, также как и в "Детстве ШХ", к примеру, при упоминании о начале карьеры Холмса где-то параллельно фигурирует молодой инспектор Лестрейд.

Так что для меня это открытие, так же, как и возраст Джефферсона Хоупа, который говорит о своем рассказе про Люси Ферье, что все это было двадцать лет назад.

И, наверное, я была раньше довольно невнимательна к разным подробностям дела - совершенно не представляла, что Хоуп практически умирал. Как-то у меня это не отложилось. А ведь он постоянно боялся, что не сможет из-за этого осуществить свой план мести.

И последнее. Уже сейчас, пролистывая книгу, чтобы освежить память, как-то обратила внимание на то, что Холмса все-таки здесь порядком угнетало отсутствие признания его заслуг. То, что он говорит об этом с горечью. Он, который скрывает все эмоции, и это на самом начальном этапе отношений с Уотсоном. Это, видимо, о многом говорит, хоть он порой и посмеивается, но это все-таки, понятно, болезненный укол по самолюбию.
К филологическим огрехам я, наверное, уже привыкла, как-то не обратила на них внимания,либо их здесь просто не было.

@темы: Канон, Шерлок Холмс, книжки

11:29 

Читаем канон заново Этюд в багровых тонах 5-6 главы

Если честно, сказать особенно нечего))

Не хочется окончательно превращаться в критика, тем более, что в этих главах не так уж много огрехов.

Мне показалось, что перевод стал немного живее, возможно, это , конечно, зависит и от самого повествования. Не понравилось, правда, выражение "широкое" по отношению к идее о природе и к самой природе."Смелое" явно было гораздо лучше.
Правда вот, в пятой главе был отрывок, который привлек мое внимание. Уотсон читал там "Жизнь богемы" Мюрже. Мне почему-то кажется, что эта несколько отличается от его обычного выбора литературы для чтения. Уж не жизнь ли под одним кровом с Холмсом и некоторые его привычки подтолкнули его к такому чтению. Хотя, может, я и не права.

И потом еще в том же отрывке, где упоминается, как сначала отправилась спать служанка, а потом и миссис Хадсон. Тут небольшое открытие - получается, что комнаты миссис Хадсон были либо на том же этаже, что и комната Уотсона или еще выше - как иначе объяснить, что она пошла к себе мимо его двери. Либо она весь вечер провела где-то наверху и потом спускалась к себе?))

В шестой главе обратила внимание на приветствие Грегсона "Дорогой друг")) Если честно, сомневаюсь, что он стал бы так называть Холмса. В оригинале "my dear fellow" - как я теперь понимаю смысл у этих слов довольно широкий.В старом переводе он звучит, как "дорогой коллега" и мне кажется, это логичнее.

Ну и еще один все-таки критический момент. Словечко "облапил" из уст миссис Шарпантье...Ну никак оно здесь не вяжется, это жене русская деревня, ведь даже в оригинале просто " seized her in his arms and embraced her". И для чего такой жаргон непонятно. В старом переводе, кстати тоже добавили "стал целовать"))

@темы: книжки, канон, Шерлок Холмс

14:57 

Заново читаем канон Этюд в багровых тонах 4 глава

Сказала себе, что буду все-таки стараться что-то и подчерпнуть из нового текста, а не выискивать недочеты. Но не очень-то это у меня получается.

Я вчера полистала опять этот том. И пока листала, дело обернулось еще хуже, потому что"Этюд" не самое любимое мое произведение Дойля и я где-то могу слабо его знать.Текст из него у меня не отложился на подкорке, особенно там, где идет описание улик, разные приметы и прочее.Зато некоторые рассказы для меня, словно песня, и если я нахожу что-то совсем не то в них, то это уже другое дело. В этот раз я напоролась на Анстратера. Возможно, это и правильно, но для меня звучит ужасно, и как-то даже не по-английски...Хотела привести еще пару примеров, но больше не буду забегать вперед.

Прошу прощения, если все таки снова превращусь в критика. Я как-то в одном дневнике прочла такие "заметки филолога": в русском языке если сказать "очень умный" то это не всегда комплимент, "умный очень" - издевка, а "слишком умный" - угроза. Это имеет непосредственное отношение и к этому переводу.
Примерно также для меня звучит "Удивляюсь вам, Холмс" - в новом переводе, и "Знаете, Холмс, вы меня просто поражаете" - в старом. Тут я, конечно, немного придираюсь. Это нормальный перевод - просто эту первую фразу можно сказать с очень разными оттенками от восхищения до возмущения. Ну, это так по ходу дела.

В этой главе я заметила, что несколько иной перевод и героя делает несколько другим. Возможно грань эта очень тонкая, но я ее чувствую. В старом переводе идет: "Тут трудно ошибиться, - ответил Холмс." В новом - "Ошибка исключена" Сказал, как отрезал.

Человек, который "сух и желт" ,видимо, переведен очень точно, но звучит по-моему, ужасно.Я прошу прощения, но в память невольно приходят слова Холмса "По этой книге можно учить сыщиков, как не надо работать." В данном случае, переводить. Превосходное наглядное пособие.

Теперь вот это предложение - что-то с чем-то "Вы сделали криминалистику едва ли не точной наукой, а большего не удастся достичь никому из смертных". Похоже на панегирик какому-нибудь Прометею)) Я в этой книге, обычно, сначала возмущаюсь, потом смотрю в оригинал, понимаю, что переведено в общем-то точно, но слишком уж точно, и тогда возмущаюсь снова. Но вот здесь, насколько я понимаю, точностью и не пахнет, а уж вот это "никому из смертных" на мой взгляд из раздела фантазии.

Ну вот к достоинствам можно отнести то, что непосредственно названа песня, которую орал у забора мнимый пьяница. В старом переводе она фигурирует, как "какая-то песня".
И еще кнут. Что значит, "он его не взял"? Пошел на работу, а кнут не взял?. Переведено, может и точно, но по-старому, все-таки логичней - "бросил его где-то поблизости"
Сейчас отметила еще одно несомненное достоинство этой книги - так я с горем пополам все-таки доберусь до оригинала, а то все руки не доходят. И все эти сопоставления нового со старым и с оригиналом конечно же очень полезны для практики))

@темы: книжки, Шерлок Холмс, Канон

17:49 

Заново читаем канон Этюд в багровых тонах 3 глава

Скажу еще раз, что мой энтузиазм по прочтению этой книги почти на исходе. Помню, что кто-то отозвался, что написано живо... Вот я бы так точно не сказала.

Единственное, что я поняла ,это, что ,в самом деле, переводчик решил выдать совершенно отличный от старого перевод, о чем в первую очередь свидетельствует "Ватсон" и то, что здесь практически нет общих выражений со старым переводом.
Немного удивляют еще и бесконечные хэнсомы. Может, я слабо разбираюсь в истории, но чем кэбы плохи? Это что русское слово что ли?

В этой главе обратила внимание, что зачастую на месте утвердительного появляется вопросительное предложение, да еще и с мелодрамой. Там, где Уотсон размышляет, зачем Холмсу могло понадобится его ошеломить, в новом переводе идет "но, бога ради, - с какой целью?" Прямо Шекспир!

И как я уже сказала именно в этой главе мне показалось, что Холмс здесь какой-то другой. Возможно, правильный, но не тот Холмс, к которому я лично привыкла. Он где-то более резок, где-то совершенно не остр на язык и говорит скучными заумными фразами. И как бы это сказать... не искрит.

Опять же "скотланд-ярдская компания" - выражение , подходящее, чтобы в шутку описать героев этой книги своим знакомым, но в самом тексте это звучит как-то неправильно.

Ну и вот к примеру, сравните: "банальны до ужаса" и "безнадежно узко мыслят" - и такие примеры тут сплошь и рядом.

Причем "Этюд" не самое мое любимое творение, но в руках этого переводчика он становится каким-то плоским.

Пока еще готова читать дальше.

@темы: Шерлок Холмс, канон, книжки

14:35 

Читаем канон заново Этюд в багровых тонах.Глава 2

Итак, прочли вторую главу. Боюсь только, что если просто обсуждать новую книгу с этим новым переводом, то мы скоро превратимся в завзятых критиков. Я пока вижу одни недостатки перевода, а нового узнала пожалуй только про бедного Мюррея. Правда, еще в первой главе поняла, что Холмс все-таки был студентом или вольнослушателем в Бартсе, а то у меня на этот счет было другое мнение, основанное исключительно на собственные впечатления от книги. Здесь Стэмфорд конкретно говорит, что такие знания удивили бы его профессоров. А в старом переводе профессора упоминались просто, без такой непосредственной привязки к Холмсу.
Ну, это я как бы подвожу итог, а теперь по второй главе.

"Работал, как проклятый" - мне категорически не нравится, тем более, что работал он не на глазах у доктора и, по-любому, такое заявление здесь не к месту.

И "нежные" движения Холмса тоже, мне кажется, не выдерживают никакой критики. Ведь понятно же о чем идет речь - слово "деликатный", по моему, так и просится, но если люди поставили себе цель отличиться и выдать совершенно отличный от старого перевод, тогда ничего не скажешь.

Сначала решила, что тут очередное указание на студенчество Холмса -"Случайный студент не станет вдаваться в подробные детали" - хотя это предложение, на мой взгляд, не очень дружит с русским языком. Но в оригинале ни слова про студента, там no man would work so hard. В принципе, конечно, можно перевести и так, но почему обязательно "студент"?

Название списка возможностей Холмса как "познания" мне тоже не очень понравилось. По моему исчезла какая-то изюминка, которая была в названии "Шерлок Холмс - его возможности". Впрочем, этим грешит весь перевод - исчезла легкость и изящность изложения.

А Лестрейда в довершение наградили непосредственно "крысиной мордочкой"! Без всяких сравнений))
На этом пока все

@темы: книжки, канон, Шерлок Холмс, Холмсомания

14:50 

Пенсион Уотсона и щенок бульдога

Хочу только для начала сказать, что почти все эти комментарии в том ключе, что подразумевает реальное существование Холмса и Уотсона))

«Человек, которому положено жить на одиннадцать шиллингов и шесть пенсов в день»

«Одиннадцать шиллингов и шесть пенсов в день лучше, чем двести фунтов в год, а мне сказали, что в Армейских списках Харта по Британской Армии (1891) сообщается, что полное жалование военного хирурга было около двухсот фунтов в год. Так что, несомненно, это было нечто большее, чем жалкие гроши, которые лишь позволяли не умереть с голоду», - писал мистер Блисс Остин в рождественском журнале «Бейкер-стрит» за 1962 год.

С другой стороны, мистер Майкл Гаррисон заметил (По следам Шерлока Холмса), что «для человека, желающего вести образ жизни выше уровня рабочего класса , мир 1881 года был отнюдь не дешевым.» Если Уотсон остановился в одной из небольших гостиниц на Стрэнде, то он, вероятно, платил 7 шиллингов за «постель и завтрак», после чего у него оставалось лишь 4 шиллинга в день на все остальные расходы. Он мог бы снять жилье в пансионе, в плату за которое входило полное питание и проживание, но это по расценкам сдачи в наем меблированных комнат составляло 10 шиллингов в день, и у него оставался лишь шиллинг на табак и другие дополнительные расходы.
И вызывает большие сомнения, что Уотсон долго жил лишь на один свой пенсион. С 1887 года он уже будет получать гонорар от своих опубликованных отчетов о приключениях Холмса, даже если и вынужден был делить его со своим соавтором, доктором Конан Дойлем. И с еще большей уверенностью можно предположить, что некоторые события из жизни Уотсона еще до его встречи с Холмсом послужили материалом для других рассказов доктора Конан Дойля, которые он опубликовал в "Стрэнд мэгэзин", "Корнхилл мэгэзин" и в других изданиях.

В добавление к этому, мистер Блэйкни предположил (Шерлок Холмс: факт или вымысел?), что отец Уотсона, «который мог оставить своему старшему сыну часы стоимостью около 50 гиней и (согласно выводам Холмса)вероятно, еще какие-то немалые финансовые средства, не мог совершенно упустить из вида и младшего сына, притом гораздо более достойного уважения, нежели старший. У Уотсона, помимо его 11 шиллингов 6 пенсов, могли быть кое-какие деньги, доставшиеся ему по наследству. Он должен был располагать какими-то финансами, чтобы после женитьбы на мисс Мэри Морстен приобрести практику. Впрочем, возможно, невеста предоставила для этого в его распоряжение одну из жемчужин. Так как шесть этих великолепных жемчужин (и плюс оставшаяся часть жемчужных четок, которые еще находились у мистера Тадеуша Шолто) были собственностью мисс Морстен, я бы предположил, что она могла бы обратиться к ювелиру, дабы он вновь собрал четки в единое целое, и продать их на аукционе. И могла бы получить за них большие деньги. Думаю, что благодаря своей женитьбе, финансовое положение Уотсона сильно укрепилось…»

«У меня есть щенок бульдог»

Мартин Дэйкин

Об этом животном, которое фигурирует в признании Уотсона Холмсу в числе его личных «неудобств», больше нет никаких упоминаний. Был ли это бульдог или бультерьер? Весьма вероятно, что последний. Странно, что он держал такое животное, тем более, что дальше он говорит, что не переносит шум из-за своих расшатанных нервов; и вообще поразительно, что ему позволили держать собаку в гостинице.
Несомненно, он избавился от нее, когда почувствовал, что не может выносить ее лая или, возможно, как предполагает мистер Блэйкни, когда он понял, что раненая нога не позволит ему, как следует заниматься с собакой.
Далее высказывается предположение, на котором, наверное, основан фик «Никаких собак!» в том плане, что Холмс ранее уже был укушен бультерьером Тревора.
Однако многих шерлокианцев волновала тема этого бульдога, и выдвигались следующие предположения:
1. Миссис Хадсон возражала против этой собаки, ибо в доме уже жил ее старый терьер
2. Щенка случайно убил сам Уотсон, когда нес его по лестнице в гостиную и споткнулся
3. Щенок стал невольной жертвой одного из химических опытов Холмса.
4. Собака бежала сама, не прижившись на новом месте.

«Мне представляется настоящей загадкой, - писал мистер Холстейн в своем труде «Щенки бульдога и литературные агенты», - почему Уотсон вообще завел эту собаку, независимо от того, как бы сильно он не любил этих животных. У него не было своего жилища к тому времени, когда он поселился на Бейкер-стрит, и не было лишних средств, чтобы кормить еще один рот, даже если это рот щенка. И можете вы представить себе эту частную гостиницу на Стрэнде, которая позволила бы ему поселиться там с собакой

@темы: Шерлок Холмс, Холмсомания, Старые комментарии, Канон

18:07 

Читаем канон заново. Этюд в багровых тонах. Глава 1

Решила начать.
По нашему обоюдному с oscary решению начинаем читать канон в новом переводе Людмилы Бриловой и Сергея Сухарева. И по ходу дела , видимо, будем сверяться со старым классическим переводом, оригиналом и комментариями.
Сразу хочу сказать по поводу комментариев - у меня имеются довольно интересные комментарии в двух больших книгах. И я хотела присовокупить их к данному посту. Но трезво взглянув на их объем только по тем моментам, что относятся к первой главе и на реалии жизни, боюсь, что это вряд ли получится. Наверное, по мере возможности буду выкладывать их отдельно. А то, правда, реально не знаю, что переводить - Правду об обряде Месгрэйвов, Детство ШХ или комментарии? Из всего этого самое короткое - Месгрэйвы, но это не значит, что там маленький объем.

А теперь вернемся к "Этюду". Предварительно меня слегка напряг этот "Ватсон" вместо "Уотсона". Все-таки , Ватсон - это чисто наше российское изобретение. Где-то родное и привычное, но для меня в нем все же есть что-то любительское. У западных холмсоманов даже встречала вопросы - почему у русских так? Их это , видимо, заинтересовало и они стали изучать наши переводы и увидели, что там все в порядке , но в нашем фильме непонятно почему звучит"Ватсон"
Помню, что совсем-совсем в детстве, я еще толком не видела фильмов, но знала это имя доктор Ватсон, и начав читать, немного удивилась, но привыкла. Книга всегда была первична, поэтому у меня в голове сидит все-таки Уотсон. Но вернемся к книге.

Я решила, что ради нового подробного перевода я стерплю Ватсона и может даже привыкну. Еще меня очень привлекали иллюстрации Пейджета и разные доп. материалы.
Еще не начав читать, я полистала книгу. Сразу показалось, что перевод громоздкий, какой-то неуклюжий. Явно о том, чтобы фразы и диалоги звучали красиво никто не думал. Мне подумалось, что не факт, что меня увлек бы герой в такой интерпретации. Может, дело в том, что я буквально срослась со старым переводом, который для меня местами звучит, как песня. Вот, например, знаменитая встреча Холмса и Уотсона в "Золотом самородке":
- Я искал там друга.
-А я врага.
В новой же интерпретации:
- Я искал своего приятеля.
- А я врага.
К тому же ниже, Холмс еще и говорит, что это "естественный враг".)) Но я забегаю вперед, совсем, как доктор Уотсон. Я наткнулась еще на множество таких вот неловкостей, но сейчас постараюсь говорить исключительно по нашей первой главе.
Первое, на что я случайно наткнулась было указание, "Ватсон - бывший хирург Военно-медицинского управления". Вот это управление мне очень как-то не понравилось. В старом переводе значится "служба" и это понятно, ведь речь идет о военных действиях.
Но здесь еще не могу не отметить такой момент в комментариях .
В самом начале "Этюда" значится ( Being a Reprint from the Reminiscences of John H. Watson, M.D., Late of the Army Medical Department).Здесь у Барринг-Гоулда фигурирует следующий комментарий.

"Представтьте, - как писал в своих библиографических заметках покойный Эдгар Смит, -эту книгу, какой она должна бы быть. Это чудесный том, в твердой обложке, с тиснением и прекрасно отпечатанный в какой-то частной типографии где-то около 1885 года. Наряду с его отчетом о первом приключении, которое он разделил со своим другом, мы найдем здесь также ряд ранних работ доктора: конечно же что-то о его встречах на трех континентах с женщинами многих национальностей, и более детальный отчет о том, свидетелем чего он был в Индии, в котором, будем надеяться, будет подробно описано о боевых заслугах доктора. Он должен был рассказать о многом: ему было около тридцати трех, когда он это писал, но будучи тем, кем он был, можно предположить, что у него было достаточно оснований, чтобы уже тогда назвать это "Воспоминания" Большинство исследователей, однако , предполагают, что эти "Воспоминания" никогда не выходили в печати. "В последние годы, - пиал мистер Джон Болл, - было проведено тщательное исследование, дабы определить местонахождение всех доступных изданий , но ни один экземпляр вышеупомянутых "Воспоминаний" так и не был найден.
"Как Уотсон познакомился с Конан Дойлем? - задавался вопросом мистер Блисс Остин в рождественском выпуске "Бейкер-стрит" 1962 года. Он предполагает, что сам Конан Дойль , возможно, пролил свет на это вопрос, когда написал в своей автобиографии: "К самым моим приятным воспоминаниям о периоде с 1880 по 1893 относится время, когда я был представлен, как начинающий писатель литературным кругам Лондона." "Затем он перечисляет авторов, с которыми познакомился - Редьярд Киплинг, Джеймс Стивен Филлипс, Уотсон... и многие другие. Значит, он встречался с Уотсоном в литературных кругах! Но что написал Уотсон, чтобы самому получить туда доступ? Очевидно, эти самые воспоминания, а "Этюд в багровых тонах" является лишь выдержкой из них.
"

Мне захотелось привести этот коммент, чтобы показать, какого размера достигало фанатство холмсоманов даже на таком раннем этапе. И все эти комменты такие атмосферные, особенно в совокупности со старыми книгами...
Очень неприятно меня удивил перевод имени ординарца Уотсона , как Марри(!). Если я не права, пусть меня поправят, но просто режет глаз. Я даже не сразу поняла, кто это.
Очень странная фраза в устах Стэмфорда о Холмсе: Просто он немного того: страстно увлечен наукой, точнее некоторыми науками.
Это что речь человека, я уж не говорю джентльмена , из девятнадцатого века?
Есть еще несколько моментов, которые мне показались очень неудачными. Хочу только отметить независимость переводчиков. У меня впечатление, что они не читали другие перевода Конан Дойля, а если читали, то это опять же говорит об их независимости.
Наверное, буду читать и дальше, но я бы не посоветовала этот перевод для первого знакомства с каноном. Хотя, возможно, новое поколение посмотрит на это иначе.

@темы: книжки, канон, Шерлок Холмс, Холмсомания

15:28 

Выложу здесь это изыскание по "Умирающему детективу"

 

 

handbasketofdreams:

There is just room behind the head of my bed, Watson.”

“My dear Holmes!”

“I fear there is no alternative, Watson. The room does not lend itself to concealment, which is as well, as it is the less likely to arouse suspicion. But just there, Watson, I fancy that it could be done.”

I had trouble picturing this in my head but luckily Walter Paget was there to help me out. Not that that lessened my confusion, because this whole scene becomes a lot more absurd when you realise that this was the bed he imagined Holmes having:

“Quick, man, if you love me!” (…)

From the hiding-place into which I had been so swiftly hustled I heard the footfalls upon the stair…

Watson squeezes in… were exactly? Is he crouched between the wall and the wrought iron headboard? While Smith is standing beside the bed, close enough to give Holmes a glass of water from the side table?

Yes, apparently.

Look at him coming out from behind it. So hidden! Nobody will ever notice the bed is now half a metre from the wall!

(He should’ve just crawled under the bed or into the wardrobe.)

I have that exact same bed in our guest bedroom…my husband is built like watson…I should have him try it and post the results…

You know…for science…

 

The Housing Surrounding Rotherhithe

  • Note: The area of Rotherhithe was located next to the Surrey Commercial Docks and was a very impoverished area in victorian times.

HOW DOES WATSON STAY CALM?

This is about a scene towards the end of The Dying Detective. If you’ve not read it through, SPOILERS AHEAD.

 

 

Watson has returned to Holmes, and Culverton Smith is on his way. Watson hides behind the headboard (leaving aside the issue of how large and ornate a bed would have to be to hide a full grown man for the moment), and Culverton Smith walks in to gloat over his victory.

This is no mere confession to a crime. He’s openly cruel to Holmes during this time. Watson has to stay quiet, and he knows this. So I understand how he’d not leap out at Smith. But once the need for his hiding has passed, I’m not understanding why Watson wouldn’t have at least cussed Smith clean out, Victorian style, and decked him the second the police weren’t looking. I’m just saying. The dude who tried to kill my man and then gloated over his attempt would be glad for the walls and the bars.

My running theory is that Holmes & Watson knew they were walking a fine line with the law anyway, so they have probably had discussions about not assaulting people if not in self-defense.

Not saying it would have been easy for Watson, but the man has already made it necessary to get a wife beard, or six, at this point so they probably have to try to practice some restraint I’m thinking…

 

handbasketofdreams:

the dying detective has two instances of watson not trusting his senses, but neither of those relates to holmes.

which is incredibly painful when you think about it.

Inspector Morton: Had it not been too fiendish, I could have imagined that the gleam of the fanlight showed exultation in his face.

Culverton Smith: I caught a glimpse of his face in the mirror over the mantelpiece. I could have sworn that it was set in a malicious and abominable smile. Yet I persuaded myself that it must have been some nervous contraction which I had surprised, for he turned to me an instant later with genuine concern upon his features.

twice he sees glee when he tells someone holmes is very ill (though for entirely different reasons) and dismisses it.

but despite all the strange things holmes does in his effort to deceive him - he jumps to the door “with a tiger-spring” to lock the it, lapses into his usual speech patterns a few times, evidently keeps a very close watch on watson because he reacts immediately when he picks up the box, and most of all, insults watson in ways that even he realises are not his real opinion - watson never doubts what he sees.

because he trusts holmes, utterly and completely. which may seem naive when you consider how often holmes has played tricks on him with his disguises, but there is a difference between waiting for a few minutes to see if your friend recognises you in a disguise and having a little fun with it and pretending you’re at death’s door. he trusts him, and that makes the deception all the more painful.

Reblogging with your tag:

#and then holmes does it again in the final problem

Can you not?

But also, yes. Poor Watson. They both hurt each other. Watson by being away, and Holmes by constantly deceiving him. Love isn’t perfect, but these two jokers need to get their shit together.

 

DECEPTION

materialofonebeing:

We get very little of Watson’s reaction at the end of the Dying Detective. I imagine it wasn’t fit to print.

A couple years earlier, Holmes deceived Watson in Hound of the Baskervilles by prowling around Dartmoor when Watson thought he was in London. Watson’s first response was relief, but then the shoe dropped. “Then you use me, and yet do not trust me!” “I think that I have deserved better at your hands, Holmes.” “But why keep me in the dark?” “Then my reports have all been wasted!” Watson wrote he cried out with some bitterness, and his voice trembled. It’s difficult to think Holmes would go on to manipulate him again, even for the best of ends.

If we date the incident of the Dying Detective to Nov 1890 (“in the second year of my married life” and “a foggy November day”), it was one of “only three cases” Watson recorded that year. After seeing each other “continually” around the summer of 1889, something already was amiss. Following Holmes’s stunt, the rift widened; Holmes left for France. In The Final Problem we learn he didn’t say goodbye (“I saw in the papers that he had been engaged by the French government”). Holmes and Watson didn’t meet again until 24 Apr, before the worst deception at the falls.

All this and more Watson remembered and forgave. “When you like and where you like.” “You know that it is my greatest joy and privilege to help you.

 

"PUT IT DOWN! DOWN, THIS INSTANT, WATSON – THIS INSTANT, I SAY!“ HIS HEAD SANK BACK UPON THE PILLOW AND HE GAVE A DEEP SIGH OF RELIEF AS I REPLACED THE BOX UPON THE MANTELPIECE. “I HATE TO HAVE MY THINGS TOUCHED, WATSON. YOU KNOW THAT I HATE IT. YOU FIDGET ME BEYOND ENDURANCE. YOU, A DOCTOR – YOU ARE ENOUGH TO DRIVE A PATIENT INTO AN ASYLUM. SIT DOWN, MAN, AND LET ME HAVE MY REST!"

Excerpt From: Arthur Conan Doyle. “Sherlock Holmes: The Complete Collection.” CC Web Press. iBooks.

All I can say is; how scary this must have been for Holmes. Watson’s standing there, unknowingly holding a box full of highly contagious and deadly poison with only the sliding top portion keeping him safe. If Holmes hadn’t seen him pick it up, he could have become seriously ill and died. ‘Let me have my rest’ indeed!

Also, how keenly Holmes must have been watching Watson to see him pick the box up from across the room with his back turned.

(via iamme-whatcanisay)

 

betweendreamsandthenightsky:

It was a dreadful cry he gave - a yell which might have been heard down the street. My skin went cold and my hair bristled at that horrible scream. As I turned I caught a glimpse of a convulsed face and frantic eyes. I stood paralysed, with the little box in my hand.
‘Put it down! Down, this instant, Watson - this instant, I say!” His head sank back upon the pillow and he gave a deep sigh of relief as I replaced the box upon the mantelpiece.’

- The Dying Detective

Though the way Holmes treats Watson during this case really hurts me, it`s good to see that he still cares for him very much. He must have payed a lot of attention to Watson to even realise what he was about to do and he risked to blow his cover by reacting not weak again. As soon as he realises that Watson is safe, he tries to cover up his concern by insulting his skills as a doctor once again.
And Watson is so hurt. He`s hurt so much through this and he is still so very loyal.

 

materialofonebeing:

Watson stared toward the noise of Inspector Morton’s stomp down the stairs before coming back to himself, and Holmes. He clutched at the sodden nightshirt over Holmes’s chest.

“Your appearance – your ghastly face?”

“Three days of absolute fast does not improve one’s beauty. Belladonna, vaseline, beeswax. You know my methods. This pretense proved far more artful than the fit with which I impressed you at Reigate, don’t you think?”

Watson unclenched the fabric and stepped back. “Yes, you have outdone yourself,” he said bitterly. “I’ll ask Mrs. Hudson to send up some food for you on my way out. She will be most relieved.”

“Watson.”

Watson did not meet Holmes’s eyes.

“John,” Holmes began again. “Thank you. Milverton intended to kill me. Now I am free once more to make other enemies – with your assistance, I hope. I have been much the worse without your company these last months.”

“I thought you were lost.”

“I am.”

 

 

handbasketofdreams

“I never needed it more,” said Holmes as he refreshed himself with a glass of claret and some biscuits in the intervals of his toilet.

So the police drove off, he rang for Mrs Hudson to bring a refreshment (and probably had to put up with 5 to 10 minutes of scolding from her for giving them such a fright) and started washing himself. He had been lying in bed for three days so you better believe that did not just involve removing his make-up. (Not to mention the discussion about his make-up comes after this, so he probably hadn’t removed it yet. Which means he had been washing… other parts of his body.)

Picture Watson sitting there while Holmes washes himself, talking animatedly all the while, sitting down at the table in his underwear for a few minutes to eat a few biscuits, maybe walking around with a sponge in one hand and the wine glass in the other.

Then removing the make-up and making a quip about his beauty. Rinsing his hair as well as he can in the washbowl, then rubbing it dry with a towel. Walking about buttoning his shirt, hair sticking out every which way, talking about vaseline.

While Watson sits at the table and tries not to stare.

Picture it.

 

 

 

 

 







@темы: Шерлок Холмс, Холмсомания, Канон

14:14 

Затишье в фандоме и... надежда на лучшее

Все-таки в Холмсо-фандоме, в нашем российском, стало совсем тихо. Именно в нашем, потому что за бугром там по-прежнему жизнь бурлит, пишутся фанфики,(хотя надо признать все более и более слэшной направленности), снимаются клипы и т.д. Справедливости ради хочу заметить, что вот на сайте fanfiction.net, где я собственно и подчерпнула кучу материала для перевода тоже жизнь мало-помалу затихает. Был бурный всплеск где-то в 2008-2011, а потом он стал затихать. Иногда создается впечатление, что на сайте много подростков , которые выкладывают соответствующие возрасту работы. "Зрелые мастера" ушли в тень.

У меня практически на глазах появилась прекрасная эпопея "Deliver us from evil" о борьбе Холмса с Мориарти. Автор Aleine Skyfire написала, что хочет сделать целый сериал. Первая часть "Mortality", 2- я - The Road to Reichenbach", потом еще две или три части. Заранее подробно изложила, как будут развиваться события. Это было многообещающе. Писала она довольно быстро, по крайней мере раз в неделю появлялись новые главы, потом все медленнее, медленнее. В "Road to Reichenbach" есть только три главы, прошло уже несколько лет и все, тишина. Причем на своей странице на тумблере она порой упоминает это свое творение.,но на этом все и кончается. Очень грустно.

Я тут у себя в файлах наткнулась на сохраненный перевод дискуссии на странице Spacefall, которую перевелаAnnun, за что ей большое спасибо. Хочу привести это здесь. Как же не хватает таких исследований и подробных обсуждений...


рассуждения по поводу хронологии "Пляшущих человечков" (мне от этого хочется посыпать себе голову пеплом от осознания собственного ничтожества))).


Что забавно про DANC [«Пляшущие человечки»]: чувствуешь, что для этого рассказа одновременно «хронология совершенно неважна» и «хронология очень важна», если мы придумываем, каким содержанием наполнить датировку канона. Для тех, кто участвует в Игре, стоит выбор между двумя датами, 1888 либо 1898 – на год позже Юбилея [англ. “Jubilee” – кто может подсказать? Празднование юбилея королевы? Ее правления? В переводе это «праздники», гррр]. Многие выбирают 98-й, из-за женитьбы, Бурской войны и т.д., но DANC для меня чем-то очень сильно чувствуется как дело после Перерыва, несмотря ни на какие логические попытки обосновать датировку. Правда, эта «игра на публику» с чтением мыслей может показаться ранней стадией их отношений; здесь мои варианты такие: раннее дело, авторская вставка Уотсона либо игривое настроение (как вы могли догадаться, я радею не за более раннюю дату ;) Но, за исключением этого, в DANC изображены люди, знающие друг друга наизусть. Не только Уотсон прекрасно видит, что Холмс просто напускает на себя смелый вид, но и сам Холмс уверен, что Уотсон это поймет. Он уверен, что Уотсон понимает, что именно скрывают от окружающих его оживленные речи, что под «удобное время, чтобы уйти» он подразумевает «поскорее сбежать отсюда». Можно с полной уверенностью сказать, что Уотсон, не теряя ни минуты, проверил расписание поездов и сразу же приготовился в путь, как только Холмс позовет. Это уже не Уотсон, который готов называть Холмса бесчувственным, это не Холмс, который рассчитывает, что Уотсона обманет его бесстрастная маска. Забудьте все это: жену, записную книжку, золото, - забудьте все детали, которые используют для датировки этого рассказа. Я покажу пальцем в небо и в любом случае соглашусь с 1898-м годом.

Так что это (по стандартам помешанных на порнохронологии) расплывчатый вопрос о датировке DANC… Но, заметив, что устанавливать «правильную» дату излишне, я начинаю, как всегда, бормотать о важности относительного расположения рассказов во времени для понимания динамики отношений. Это имеет большое значение, произошел ли DANC в 1898 году или… в общем, понятно, к чему я склоняюсь. В 1898 году Уотсон должен смотреть на неудачи Холмса с гораздо более личным отношением, чем неловкость и сочувствие. Легко представить себе, как через год с небольшим после DEVI [«Дьяволова нога»], через 6-18 месяцев после MISS [«Пропавший регбист»] он думает: «Черт, кажется, в этот раз рванет». 1898 год отнюдь не изобилует опубликованными делами, и если DANC попадает на июль 98-го, то следующим известным нам делом может оказаться RETI [«Москательщик на покое»] в июле-августе того же года. Если так обстояли дела, нет ничего удивительного, что Холмс в таком унынии во время дела Амберли [=RETI].

[из комментариев]

Jane Turenne:

DANC – один из тех рассказов, где датировка по ощущениям, на которую, боюсь, я чересчур часто опираюсь, заводит меня в неприятности, потому что здесь я не особенно чувствую ни 88-го, ни 98-го года. Здесь им так удобно друг с другом – и Холмс внешне остается таким спокойным при известии о смерти Хилтона Кьюбитта, что сильно отличает его поведение от FIVE [«Пять зернышек апельсина»], что если бы я пыталась угадать дату, я бы интуитивно отнесла его к «медовому месяцу», 94-му или, вероятней, 95-му году, или, МОЖЕТ БЫТЬ, к раннему периоду, в районе 85-го, ЕСЛИ мы предполагаем, что а) малый Перерыв – всего лишь совпадение дат известных нам, опубликованных рассказов, б) они стали любовниками довольно рано, рядом со SPEC [«Пестрая лента»] или около того, так что 85-й тоже будет, в некотором роде, медовым месяцем. Но для меня это слишком много предположений, и потом, это все несущественно из-за проклятого юбилея. В целом, я согласна, что 98-й год из этих двух – намного более вероятная дата. В этом рассказе нет никакой напряженности и скрытого подтекста касательно любовных дел, какие мы находим в NOBL [«Знатный холостяк»] и в SCAN [«Скандал в Богемии»]. Здесь они ведут себя совершенно естественно, в собственном неподражаемом прекрасном стиле.

(Я с легкостью соглашаюсь, что мое мнение сильно пропитано влиянием Гранады, а вот перечитывала его в последний раз я около года назад.)

Spacefall:

Что касается спокойствия Холмса, я бы сказала, что это торопливое, деловитое волнение (что не обманывает Уотсона ни на секунду). Уотсон очень подробно описывает его реакцию:

«Не часто случалось мне видеть его в таком мрачном расположении духа. Он и раньше, в продолжение всей нашей поездки из Лондона, испытывал какую-то тревогу, и я с самого начала заметил, с каким беспокойством просматривает он утренние газеты; но теперь, когда внезапно оправдались самые худшие его опасения, он как бы окаменел от печали. Он сидел, откинувшись назад, погруженный в тоскливые думы.»

Холмс затем встречает инспектора в очень сдержанной, но торопливой манере, гонит вперед расследование и давит на свидетелей. Он словно предугадывает все вопросы, так что никто не успевает вставить и слова, не то что возразить ему. Его инструкции по поимке Слени заканчиваются тем, что он придумывает плохо прикрытый предлог, чтобы поскорее уехать (и он знает, что Уотсон разгадает его слова и все для этого сделает со своей стороны).

«- Мне кажется, инспектор, - заметил Холмс, - что вам следует вызвать
по телеграфу конвой, так как, если мои предположения оправдаются, вам предстоит препроводить в тюрьму графства чрезвычайно опасного преступника. Мальчик, которого я посылаю с запиской, может заодно отправить и вашу телеграмму. Мы вернемся в город послеобеденным поездом, Уотсон, так как сегодня вечером мне необходимо закончить один любопытный химический анализ. А дело, которое привело нас сюда, быстро приближается к развязке.»

Повествование после их отъезда как ножом отрезано; нам только сообщается новости, которые помогают немного оправдать Элси Кьюбитт. Очень правдоподобно, хотя неприятно, что за DANC сразу же следует RETI. Если читать их одно за другим, становится понятной подавленность Холмса при появлении нового клиента (отсутствие энтузиазма и энергии, и, возможно, нечто вроде неохотного сочувствия – из-за самоидентификации - к Амберли, чья жена бросила его ради более уравновешенного соперника. И все эти странные разговоры о «врожденном обаянии».)

Jane Turenne:

Да, я согласна, что Холмс совершенно потрясен случившимся в DANC. Но он уже скрывает это лучше, чем в более молодые годы, да и Уотсон – либо потому, что при написании этого рассказа он уже не считает Холмса погибшим, либо потому, что он стал осторожнее к его чувствам, –
несколько тактичнее об этом пишет. В FIVE Уотсон сообщает, что «никогда не видел Холмса таким угнетенным», и как Холмс «вскочил со стула, зашагал по комнате с пылающим румянцем на бледном лице, нервно сжимая и разжимая свои длинные, тонкие пальцы», и каким Холмс выглядит «бледным и усталым», и этот рассказ тоже заканчивается обрывисто. Скорее всего, Холмс просто больше показывал свои чувства, потому что они были наедине, а в DANC он получает плохие новости на публике; но при этом я считаю, что он становится чуть-чуть более невозмутимым с возрастом, – и в хорошем смысле, и в плохом, - и эта перемена говорит в пользу датировки DANC 98-м годом.


Такое знание Канона, во всех тонкостях, сопоставление манеры поведения... Снимаю шляпу!

@темы: Шерлок Холмс, Канон

Приют спокойствия, трудов и вдохновенья

главная